sfw
nsfw
Batty
Batty
Рейтинг:
543.96+8.59 за неделю
Постов: 116
Комментов: 35376
C нами с: 2013-05-27

Посты пользователя Batty

О насущном

Сам доклад можно почитать тут:
И немного данных Росстата

Отличный комментарий!

Довольно неожиданный процент у японии.
У них тоже есть деревни) Интересно что там у китайцев.
Китай партия впереди всего мира, грязный уйгур-собака! Полезай вагон лагерь строить туалетный великая нация!
Загружаю...
Голосование на спецсессии Генеральной Ассамблеи ООН по резолюции, не признающей проведенные Россией референдумы по присоединению территорий

О смертности в лагерях ГУЛАГа.

Красное вранье про лагеря ГУЛАГа не блещет оригинальностью. Совершенно стандартное размытие конкретного общим с подменой данных по трудовым лагерям данными по всей пенетрационной системе, включая тюрьмы и поселения и апеллированием к "мировому опыту" трудовых лагерей. и воообще "не поговорить ли нам о линчевании негров?". Но дьявол, как водится, в деталях и советских документах.

Справка о смертности заключенных в системе ГУЛАГа за период 1930-1956 гг.
Годы
Число умерших
% умерших к среднесписочному
19301
7980
4,2
19311
7283
2,9
19321
13197
4,8
19331
67297
15,3
19341
25187
4,28
19352
31636
2,75
19362
24993
2,11
19372
31056
2,42
19382
108654
5,35
19393
44750
3,1
1940
41275
2,72
1941
115484
6,1
1942
352560
24,9
1943
267826
22,4
1944
114481
9,2
1945
81917
5,95
1946
30715
2,2
1947
66830
3,59
1948
50659
2,28
1949
29350
1,21
1950
24511
0,95
1951
22466
0,92
1952
20643
0,84
19534
9628
0,67
1954
8358
0,69
1955
4842
0,53
1956
3164
0,4
Итого
1606748
Справка подготовлена по материалам ОУРЗ ГУЛАГа (ГАРФ. Ф. 9414)
В глаза бросаются годы голодомора, Большого Террора и ВОВ, но для полноты картины возьмем 1933, 1935 и 1938 года, но перед этим стоит упомянуть пару моментов.
Разгрузки.
23 октября 1930г. ОГПУ издало приказ №361/164 «О разгрузке ИТЛ ОГПУ от стариков, совершенных инвалидов и тяжело больных».
По большому счету, этот приказ заложил процедурную основу для занижения официальных цифр смертности в отчетах: поскольку лагерная статистика учитывала только тех заключенных, которые погибли в пределах лагеря и в его медицинских учреждениях, умершие сразу же непосредственно после освобождения «совершенные инвалиды» и «тяжело больные» « не портили» статистику лагерей, хотя к смерти их привело пребывание в ИТЛ ГУЛАГа.
В 1934г. «разгрузки» были на краткое время отменены, затем опять введены в ноябре 1934г. в немного видоизмененной форме приказом НКВД 00141, в январе 1939г. запрещены и в 1942г. данная практика была возобновлена в значительном масштабе совместной директивой Наркомата юстиции, прокуратуры и НКВД.
Коэффициенты смертности
Коэффициенты смертности всегда зависят от возраста и в какой-то степени от пола. Для того, чтобы понять степень аномальности данной статистики напомню, что в ГУЛАГе содержались в основном взрослые мужчины в самом здоровом, цветущем возрасте: от 20 до 40 лет (женщины в этот период не составляли и 5% в общем массиве контингента, и, по понятным причинам, в лагерях отсутствовали младенцы и глубокие старики). Поэтому популяция пенитенциарной системы почти всегда является, если выражаться демографическими терминами, так называемой смещенной половозрастной когортой.

Для данной нестандартной когорты смертность на воле составляла еще с конца XIX века где-то 1%.
1933.
В 1933г. в лагерях ГУЛАГа только по официальным данным погибло 67 тыс. человек, что составило 15% от среднегодовой среднесписочной численности. Фактически, за решеткой погиб каждый 6 заключенный: это абсолютный максимум мирного времени за всю историю отечественной пенитенциарной системы двух веков. Таких удельных показателей никогда не фиксировалось в масштабах тюремной системы Российской Империи, например, за 30 лет их существования, включая даже годы Первой мировой войны и годы неурожаев 1890х и 1900х, что еще раз свидетельствует о беспрецедентности и тяжести голодного кризиса 1932-1933 гг. в СССР и перекликается с красным враньем об обыденности голода в России как явления в годы неурожая.
Эти данные, по понятным причинам, не учитывают погибших в ходе "разгрузок" лагерей от инвалидов и неизлечимо больных в соответствии с приказом ОГПУ №361/164. Также эти цифры не включают умерших в системах республиканских наркомюстов и  в камерах предварительного заключения милиции.
Общий коэффициент смертности сильно колебался от одного лагерного комплекса к другому: например, в Вишерском ИТЛ вымерло 34% всех заключенных, каждый третий от среднесписчного состава, в САЗЛАГе погибло 25% всех лагерников: каждый четвертый. Самый низкий показатель зафиксирован в небольшом Саровском лагере: 4%.
Нигде в развитых европейских странах в 1930-е годы не фиксировалось подобных индексов смертности, что доказывает очевидную аномальность происходящего в ГУЛАГе в мировом контексте, что так же служит лишним доказательством, что происходящее в СССР стояло особняком на фоне неурожая в Восточной Европе и ряде других стран. Более того, данный показатель был хуже, чем показатели колониальных тюрем Въетнама в тот год.
В целом, смертность в ГУЛАГе в несколько раз превышала смертность сопоставимых возрастов в свободном населении СССР, даже несмотря на голодную катастрофу весны-лета 1933г.
1935
Период 1935-1936 гг. для лагерей ГУЛАГа НКВД СССР являлся временем относительной стабилизации и нормализации санитарной обстановки в лагерном комплексе. К 1935 г. абсолютно экстремальная смертность первой половины 1930-х осталась позади. После гибели самых истощенных узников в голодные 1932-1933 гг., массовых "разгрузок", а также поступления новых, еще не успевших "дойти" контингентов  коэффициенты смертности в большинстве лагерей к 1935 г. существенно снизились.
Всего в лагерях ГУЛАГа (без учета тюрем, колоний и спецпослений) в 1935 г. по данным САНО умерло 27 304 человека, что составило 3,6% от среднегодового состава заключенных (в 1934 - 4,28%, в 1933 - 15%). Данный средний коэффициент где-то в три с половиной раза превышал аналогичные индексы  у сопоставимой половозрастной когорты в свободном населении СССР этого периода. Реальная смертность, по данным УРО, была чуть выше.
Пояснение к данным. Санитарный отдел учитывал смерти только от болезней. Статистика Учетного-распределительного отдела фиксировала гибель людей от всей совокупности причин, в том числе от несчастных случаев на производстве, убийств во время побегов, внутрилагерного бандитизма и т.д. Поэтому наиболее исчерпывающими являются данные УРО. Однако, это не означает сверхточности: например, цифры УРО по САЗЛАГу явно неполны и не бъются с данными САНО. И в совокупности данные обоих отделов не учитывают расстрелы в лагерях.
Но поскольку условия содержания в лагерях очень сильно варьировались от одного лагуправления к другому полезно опуститься для анализа на уровень отдельных ИТЛ.
Например, даже в этот "стабильный" период Свирский и Темниковский лесозаготовительные лагеря демонстрировали аномально-высокую смертность. Годовой индекс смертности в Свирьлаге и Темлаге 1935 года составил 9,68% и 11,3%, соответственно. Следовательно, в этих лагуправлениях за год погиб каждый десятый лагерник от среднегодового состава, данные коэффициенты были где-то в 9-10 раз выше, чем у сопоставимых возрастов на воле. Такая экстремально-высокая смертность объяснялась прежде всего производственным профилем данных лагерей. Работа на лесоповале почти единодушно и администрацией, и самими заключенными признавалась самой изматывающей. Учитывая что работы по рубке леса производились почти без механизации, мускульной силой заключенных, а в лагерях в это время действовала шкала "дифференцированного питания" в соответствии с которой лагерникам урезали паек из-за невыполнения норм выработки, организм заключенных лесозаготовительных лагерей деградировал в разы быстрее, чем у узников, которым "посчастливилось" попасть в лагерь промышленного или сельскохозяйственного профиля.
Наиболее благополучная санитарная ситуация cкладывалась в Сарлаге, Ухтпечлаге, Прорвлаге, ББК и Дальлаге, где смертность в 1935 г. была менее 2%, где-то в полтора раза превышая смертность в свободном населении СССР у сопоставимых возрастов. Более высокие коэффициенты демонстрировали Сазлаг, Дмитлаг, Ветлаг, Карлаг, Бамлаг и Сиблаг.
1938
 Число умерших% умерших к среднесписочному
Лесные лагеряпервой очереди 
Кулойлаг254124,24
Каргопольлаг449018,53
Локчимлаг302615,37
Ивдельлаг214511,21
Томасинлаг146013,09
Тайшетлаг307621,50
Усть-Вымлаг7347,38
 второй очереди 
Унжлаг7704,94
Вятлаг140510,85
Онеглаг7346,24
Усольлаг436нет данных
Севураллаг9104,12
Краслаг11836,85
Составлено по: ГА РФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 2740. Л. 48—49; Там же. Д.1139.Л.123.

Вот мы и подобрались к квинтэссенции коммунистического человеконеннавистничества, поэтому на этом периоде стоит остановиться подробнее, и тут не избежать сравнения с другой гуманитарной катастрофой ХХ века, но все по порядку.
Итак за 1938 год умерло 108654 человека или 5,35% во всех ИТЛ ГУЛАГ и из них 22 910 человек в лесных лагерях. При этом стоит учитывать, что это данны САНО, то есть сюда не входят данные о расстрелах, которые достигли пика за все 1930-е. А также тот момент, что коэффициенты по лагерям второй очереди рассчитаны за неполный год.
Заключенные в семи лесных лагерях, оказались в экстремально тяжеломположении даже по сравнению с коллапсирующей сетью старых ИТЛ. Высаженные из эшелонов в неподготовленные для расселения такогоколичества людей тайгу и лесные массивы, без достаточных запасов продовольствия, понукаемые начальством заниматься энерго затратнымилесозаготовками, многие узники были обречены на инвалидность и гибель. Кризис продолжался вплоть до осени 1938 г. Смертность почти во всех лагерных управлениях оставалась аномально высокой в течение зимы и весны. Она обрела первые тенденции к снижению лишь в апреле, после завоза новых нарядов.
Из исследований по Локчимлагу: "Главной причиной смертности были истощение организма и авитаминоз. При наличии запасов муки начальники лаготделений умышленно снизили нормы питания до 200г хлеба в день, кормили заключенных мучной похлебкой...
Только на расходах по содержанию заключенных в этом квартале администрация лагеря "сэкономила" 105280 руб. На каждый лагучасток было выделено по 2т вазелина, который использовался как профилактическое средство против обморожения. Комиссия обнаружила несколько сот обмороженных заключенных. О вазелине никто из них не слышал. По воспоминаниям уцелевших бывших узников Локчимлага, “там царил такойголод, что люди ели людей. И от голода пытались бежать”. Их ловили, судили и расстреливали. Так, особая тройка НКВД Коми АССР 28 января, 7 и 14 февраля 1938г. приговорила к расстрелу 106 заключенных Локчимлага пост. 82 ч. 1 УК РСФСР за побеги.
Таким образом, достигалась экономия средств. Только на питании заключенных в 1938 г. было “сэкономлено” 606 700 руб., и эти средства пошли в фонд зарплаты управленческого персонала лагеря. О тяжелом положении лагерников свидетельствуют и данные о категорийном составе заключенных. В I квартале 1938г. из 18 623 чел. почти 40% были нетрудоспособными. Во II квартале: из 18816 — 33,7%. В III квартале: из 22936 чел. — 21,5%, и в IV квартале: из 26 861 — 30%. Фактически все лагпункты были переполнены. Сотни заключенных жили за пределами зоны — в землянках, времянках, палатках, сараях местных жителей»
Несмотря на то, что ситуация в лагерях в 1937-1938 годах является полностью искусственной, фактически повторилась история репрессий периода коллективизации. и она еще раз повторится в годы Великой Отечественной, когда смертность достигнет 25%. То есть на человеческий фактор наложились крайне низкие объективные логистические иинфраструктурные возможности пенитенциарной системы и уровень профессиональной компетенции управленческих кадров ГУЛАГа.
Красноречивым подтверждением последнего является формулировка из сверхсекретной проверки НКВД: «Главное Управление лагерями, насчитывающее в своем центральном аппарате свыше 1.000 человек, находится в жалком состоянии и совершенно не способно руководить большим сложным и разнообразным хозяйством».
Лесозаготовительные работы всегда считались одними из самых тяжелых даже по меркам ГУЛАГа. Практически все лесные лагеря были дислоцированы в зонах с очень суровым климатом.
Проблема недостаточного питания заключенных была универсальной для советской лагерной системы на протяжении всего периода ее существования. Она открыто признавалась высшими чинами НКВД. Так, в письме нового наркома Л.П. Берии на имя В.М. Молотова от 17 апреля 1939г. говорилось следующее: «Существующая в ГУЛАГе... норма питания в 2000 калорий рассчитана на сидящего в тюрьме и не работающего человека. Практически и эта заниженная норма снабжающими организациями отпускается только на 65-70%. Поэтому значительный процент лагерной рабочей силы попадает в категории слабосильных и бесполезных на производстве людей. На 1 марта 1939 г. слабосильных в лагерях и колониях было 200 000 человек, и поэтому в целом рабочая сила используется не выше 60-65%»
Наряду с легальными ограничениями пищевых раскладок и коррупцией существовал еще один системный фактор, игравший негативную роль, - «шкала дифференцированного питания». Эта норма напрямую зависела от выполнения хозяйственных заданий. Принципиальным был следующий нюанс: заключенный мог получать надбавку за выполнение или перевыполнение норм. Однако существовали и понижающие коэффициенты: если заключенный норму выработки не выполнял, то ему урезали «пайку». На практике этот принцип приводил к появлению так называемых «доходяг», которые еще кое-как перебивались в спокойные периоды, но начинали вымирать при малейшем форс-мажоре типа расстройства снабжения. Если человек попадал в лесной лагерь в 1938г. больным и ослабленным, шансов восстановить свое здоровье нормальным питанием почти не было, так как истощенные лагерники не вырабатывали положенных норм и переводились на более низкокалорийный «котел» питания. А если в эти «котлы» еще и не докладывали того, что положено по норме (как это было, например, в Локчимлаге), то экстремально высокая интенсивность гибели людей оказывалась гарантирована. Важным фактором, усугубившим ситуацию, была традиционная для советских карательных ведомств погоня за производственными показателями.
Анализ телеграмм начальников лагерей в течение 1938г. позволяет выделить ряд интересных особенностей в политике лагерного руководства этого периода. Несмотря на то, что в зонах их ответственности разыгрывалась гуманитарная катастрофа, многие изо всех сил пытались выполнить указания по лесозаготовкам, видимо, опасаясь (и вполне обоснованно) возможных репрессий за провал планов. Как следствие, в Учраспредотдел сыпались телеграммы начальников лагерей с просьбами о завозе все новых и новых партий заключенных. Это объяснялось тем, что первые партии либо погибли, либо были истощены, поражены дистрофией, авитаминозами и инфекционными болезнями. При этом помесячная статистика смертности наглядно демонстрировала, что новые лагеря были явно не готовы не только к приему новых контингентов, но и к обеспечению имеющихся минимальными условиями для сохранения их жизни и здоровья.
Сравнение в мировом контексте
США и Франция
Для сравнения смертности в исправительных учреждениях возьмем как наиболее соответствующие советским исправительным лагерям по длительности заключения и привлечению кпринудительному труду в местах лишения свободы и за их пределами тюрьмы США и центральные каторжные тюрьмы Франции (фр. maisons centrale) с наиболее низкими как абсолютными, так и относительными показателями смертности заключенных.
Половозрастной состав заключенных лесных лагерей СССР и французских иамериканских тюрем различался несущественно. Ни во Франции,ни в США за отрезок (1930-1940 гг.) не произошло никаких серьезных колебаний общего коэффициента смертности среди заключенных, пожэтому взята статистика только 1938 г.
В срочных тюрьмах США умерло 990 человек с относительным коэффициентом в 7 pro mille (на тысячу человек). Во французских центральных каторжных тюрьмах умерло 58 человек с относительными коэффициентом в 15 pro mille. Во всех лесных лагерях погибло, как уже отмечалось, 22 190 человек, из них в лагерях первой очереди 17 472, что составило примерно 160 pro mille. Иначе говоря, в лесных лагерях первой очереди погибло заключенных в 18 раз больше в абсолютных и в 23 раза в относительных показателях, чем в срочных тюрьмах США за 1938 г.
Уровень смертности в лесозаготовительных лагерях 1-й очереди в периодмассовых операций НКВД в среднем в 15-16 раз превосходил смертность сопоставимых возрастов в свободном населении СССР конца 1930-х гг. По отдельным лагерям этот коэффициент был еще выше: например, человек, попавший в 1938 г. в Кулойлаг имел примерно в 25 раз более высокий шанс умереть, чем человек того же возраста на свободе. Лагеря 2-й очереди демонстрировали куда меньшую, но от того не менее аномальную смертность. Она в среднем в 6 раз превышала сопоставимые показатели на воле, а также в разы превосходила тюремные системы передовых индустриальных стран. Основываясь на этих цифрах и пропорциях, можно сделать однозначный вывод об архаичном и регрессивном характере столь высокой смертности советских заключенных в лесных лагерях по сравнению с ее «условнонормальным» уровнем, характерным для пенитенциарных систем развитых стран этого периода. Второй системный вывод из данных сопоставлений: массовые операции НКВД спровоцировали в пенитенциарной системе СССР в невоенное время показатели смертности, характерные для далекого прошлого Европы, включая саму Россию, и США.
Германия. Гвоздь номера.
А если точнее трудовые концентрационные лагеря нацистской Германии в юрисдикции СС, располагавшимися на территории собственно Рейха (Дахау, Бухенвальд, Заксенхаузен, Маутхаузен,Флюссенбург и т.д.). Выбираем их, так как смертность заключенных там повышалась в большинстве случаев по тем же причинам, что и в советских лагерях: из-за тяжелейших условий содержания, провоцировавших эпидемии инфекционных болезней, сверхэксплуатации заключенных, жесткости администрации, и из-за сопоставимого половозрастного состава заключенных.
«Лагеря смерти» на территории генерал-губернаторства (и рядом с ним) не являлись пенитенциарными заведениями в рямом смысле этого слова, будучи местами массовых преднамеренных казней. Поэтому сопоставление лагерей ГУЛАГа с этим сегментом нацистской системы, чем грешат красные вруны в попытках обелить свой любимый Совочек, является бессмысленным и некорректным. Подобную практику массовых убийств правильнее сравнивать с массовыми же расстрелами в СССР в 1937-1938 гг., никак не с ИТЛ.
Однако, в 1938 г. нацистская концлагерная системана ходилась на начальном этапе своего становления. Условия содержания заключенных, хотя и достаточно скверные, были еще совершенно несопоставимы с катастрофой, начавшейся с разгаром Второй мировой войны. Поэтому для большей объективности и репрезентативности привлечены данные по ряду лагерей не только мирного времени, но и военных лет (1939-1945 гг.).
При сравнении двух систем лагерей очевидно, что только смертность в Бухенвальде в 1938 г. примерно соответствовала уровню смертности в Вятлаге. В других немецких лагерях в тот год смертность была в разы ниже.Однако Кулойлаг, Тайшетлаг, Каргопольлаг, Локчимлаг, Томасинлаг, Ивдельлаг превосходили по уровню смертности вообще все немецкие лагеря на тот момент. Сопоставимыми выглядят лишь более благополучные лесные лагеря 2-й очереди. Обращает на себя разница и в абсолютных показателях из-за разницы в призонерности двух режимов в конце 1930-х гг. В четырех самых крупных лагерях нацистской Германии (Маутхаузене, Дахау, Бухенвальде и Заксенхаузене) в 1938 г. умерли 1406 чел. Это в 16 раз меньше, чем в лесозаготовительных ИТЛ в тот же год. Однако в годы Второй Мировой войны немецкие концлагеря стали превосходить лесные ИТЛ 1937-1938гг. в относительных цифрах. В самый кризисный период их существования (1942 и 1945 года) Маутхаузен и Бухенвальд значительно превосходили ИТЛ по индексам смертности. Самый страшный из всех концлагерей Рейха -  Маутхаузен -  в 1942 г. вообще продемонстрировал 500 pro mille, то есть в нем погиб каждый 2-й заключенный. С другой стороны, кризис лесных лагерей 1938 г. в аспекте смертности вполне был статистически сопоставим с санитарной ситуацией в Бухенвальде и Маутхаузене в 1944 г., что дополнительно подтверждает выводы о его аномальной тяжести.
Вывод.
Прямым следствием массовых операций НКВД 1937—1938 гг. явилось нетолько физическое уничтожение приговоренных к высшей мере наказания, но и не имеющая прямых аналогов в нашей истории дезорганизация пенитенциарной системы, повлекшая резкое увеличение смертности средивновь поступивших контингентов.
Особенно тяжелая санитарная ситуация складывалась в новых лесныхлагерях ГУЛАГа, организованных в авральном порядке вслед за решением Политбюро. Именно в эти новообразованные ИТЛ хлынула часть гигантского потока осужденных в ходе «кулацкой» и «национальных» (линейных) операций НКВД. И именно эти заключенные умирали с беспрецедентной для мирного времени интенсивностью.Кризис в лесных лагерях породили следующие причины:
1. Уникальный масштаб репрессивной политики 1937—1938 гг., которая осуществлялась без оглядки на реальные ресурсы пенитенциарной системы. Руководство страны, принимая решение о спешной организации лесных лагерей, вряд ли отдавало себе отчет о возможных гуманитарных последствиях своей репрессивной политики;
2. Характер самих лесозаготовительных работ. Рубка леса и в спокойные времена считалась тяжелейшим занятием для лагерных контингентов, а в условиях отсутствия продовольствия, медицинского обслуживания и нормального жилья в холодную зиму 1937—1938 гг. привела к катастрофе;
3. Специфика формирования пайкового довольствия и общего состояния соснабжением в ГУЛАГе в 1930-е гг. На этой сфере постоянно экономили. Высокие энергозатраты на рубке, сплаве и погрузке леса не покрывались даже официальными нормами питания и при условии их выдачи в полном объеме. Вдобавок пайки выдавались по специфическому для ГУЛАГа дифференцированному принципу (в зависимости от нормы выработки), попутно расхищаясь в аппаратах снабжения;
4. Специфика государственного и хозяйственного управления сталинского периода. Производственный план играл для местных управленцев главенствующую роль даже в атмосфере гуманитарной катастрофы. Руководство лагерей, опасаясь взысканий и репрессий за провал лесозаготовительных работ, ориентировалось на предельную эксплуатацию заключенных даже при отсутствии инфраструктуры и продовольственныхресурсов. Именно этим объясняются лихорадочные запросы лагерного начальства на новые контингенты уже зимой 1938 г. Обозначенные причины, конечно, далеко не единственные, но, на наш взгляд, они являются основными. Причем катастрофа в лесных лагерях примечательна именно превалированием субъективного политического фактора над всеми остальными причинами. Советский Союз находился намирном этапе своего развития. В этот период не отмечено ни катастрофического голода, как в 1932—1933 гг. (урожай 1937 г. был рекордным), ни иностранного вторжения, как в 1941—1945 гг. Именно политические репрессии, организованные руководством страны, спровоцировали массовую гибель людей.
Обращает также на себя абсолютная цифра умерших: 13 тысяч 267 человек за один 1932г, причем это время является лишь началом полноценного становления советской лагерной системы, лагерей еще относительно немного.

Но даже на этом этапе определено фиксируется ненормальная масштабность подобной смертности для данного исторического периода. Примерно столько же заключенных умерло во всех срочных тюрьмах Соединенных штатов Америки с 1930 по 1944 за 15 лет(см. отчеты US Сensus Bureau) или за 30 лет существования всех каторжных тюрем Российской Империи с 1885 по 1915гг.(cм.Отчеты по ГТУ.1885-1915.СПБ-ПГ.) Данная статистика может служить доказательством аномальности и катастрофичности системы ГУЛАГа в мировом и национальном контексте на фоне условной "верхней планки" прогрессивности для пенитенциарных систем в санитарном аспекте для 1930-х годов XX века. Подобные относительные показатели фиксировались, например, в пенитенциарной системе США лишь в архаичном XIX веке.

Можно сформулировать вывод еще более определенно: ни в одной развитой индустриальной стране 1930-х годов первого эшелона великих держав не умирало столько заключенных с таким удельным коэффициентом. Более высокие удельные показатели стала демонстрировать концлагерная система нацистской Германии в отдельных лагерях с начал этапа Великой Отечественной во Второй Мировой войне.
Русск1е типы.
Рис. МЛО’а для <Иллюстр. России•
просто буржуи,
ГЯМШ13ИСТЫ,
штабные писаря,
рсволюшонеры.
чиновники,
купцы,
Теперь 15т» Росс!и есть только два типа: этотъ и этотъ.,давим красное вранье,карикатура,mad,тегъ,политика

Отличный комментарий!

Ладно, раз никто не хочет, я начну.
нипрааавда!!!
аааааа каммунисты САСАЙ
Загружаю...