Korcmovez
Korcmovez
Рейтинг:
186.95+16.97 за неделю
Постов: 13
Комментов: 529
C нами с: 2014-03-09

Посты пользователя Korcmovez

"А Вы кого имели ввиду , товарищ Берия"(ц)

Отличный комментарий!

Видел это видео. Разве пленный не должен поднять руки и кричать что сдаётся вместо "свои"? Может у него там пистолет под рукой и как только он поймет что это не его сослуживцы, так откроет огонь...
Должен, но когда пропагандонам объективная реальность мешала вещать?

В Подмосковье убит зампред движения «Зов народа» Антон Еговцев

«Его убили около дома. Ведется следствие. Это все, что пока можем сообщить», написали (https://t.me/zovnaroda/18380) участники организации «Зов народа» в соцсетях.

По данным (https://t.me/ENews112/17928) телеграм-канала «112», Еговцева у подъезда поджидал поклонник его жены Екатерины и напал с ножом. Еговцев умер от множественных ножевых ранений. Напавший неоднократно угрожал Еговцеву, поэтому зампред «Зова народа» писал заявления в полицию, но мужчина не перестал преследовать семейную пару. Также «112» утверждает, что напавший находится в больнице, так как Еговцев дал ему отпор.

Как пишет (https://t.me/bazabazon/28388) Baza, за два часа до гибели Еговцев звонил в полицию — он просил защитить его от неизвестного, который следит за ним и угрожает.

«Зов народа» называет себя патриотическим движением. Участники пишут доносы на антивоенных россиян или тех, кто ведет себя, по их мнению, аморально. Так, от «Зова народа» поступали доносы на Би-2, Ельцин-центр, Максима Галкина, Анастасию Ивлееву, рэпера Vacio и многих других.

Матери шестилетней девочки грозит более 22 лет тюрьмы из-за провокатора

Жительницу Тольятти Полину Евтушенко обвинили сразу по шести уголовным статьям, в том числе в подготовке к госизмене и призывах к терроризму, из-за действий провокатора. «Холод» установил его личность.

Им оказался 36-летний житель Самары Николай Комаров. В разговоре с «Холодом» Евтушенко подтвердила его имя, а также опознала его на фотографиях. По ее словам, она познакомилась с Комаровым в начале 2023 года. Они подружились и регулярно встречались, хотя жили в разных городах.

Во время этих встреч Комаров часто заводил разговоры о войне в Украине. Как выяснилось позже он тайно включал диктофон. Эти записи и легли в основу обвинения.

Фото: Николай Комаров
https://qsrnijxp---lgdaigeo-bsccljbcrq-ez.a.run.app/2024/05/30/turma-iz-za-provokatora/?utm_source=kldscp

Отличный комментарий!

Хочу обратить внимание, что вне зависимости от того, какой доносчик пидорас и мразь, не должны любые разговоры о политоте приводить к обвинению в терроризме и срокам в 20 лет. Ни к каким не долнжы приводить. Что бы ты не думал, что бы ты не пиздел, в личной беседе или публично, похуй.

Кто сеет ветер-пожнёт бурю.

Сотрудник Министерства здравоохранения Кемеровской области рассказал журналисту «Новой вкладки» Константину Эйшину о том, что происходит в мирной жизни с участниками войны в Украине, их близкими и соседями. И что, вероятно, ждёт нас всех.
Плачущий пациент
— Здоровенный мужик, молодой, сильный. Лежит на больничной койке и рыдает. То успокоится, то снова начинает. Кажется, просто так, без видимой причины. В данный момент у него ничего не болит. Ему ничего не угрожает. Это один из наших пациентов, вернувшихся с российской войны в Украине. Мобилизовался из Кузбасса, пробыл несколько недель на фронте, получил травму. В результате лишился зрения на один глаз, — рассказывает сотрудник Минздрава Кемеровской области Дмитрий Котлов (имя изменено по просьбе нашего собеседника).
Дмитрий работает в системе здравоохранения Кемеровской области более 25 лет. Сначала врачом, а последние несколько лет — чиновником в системе здравоохранения. В настоящее время входит в число медиков, курирующих лечение участников военных действий. И если не лично видит каждого пациента, то хорошо знаком с системой помощи им в регионе. Он продолжает говорить о плачущем пациенте:
— Понимаете, на самом деле это достаточно лёгкий случай. Мужчина даже глаза не лишился. То есть косметический эффект сохранён. Но глаз не видит полностью. И для нашего пациента это огромная психологическая проблема. И его можно понять: только что был здоров, вся жизнь, как говорится, впереди. А тут р-раз — и надо всё начинать с нуля, делать что-то другое. Плюс практически неизбежный для «возвращенцев» ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство. — Прим. ред.). Поэтому его недавние слова о самоубийстве лечащий врач воспринял крайне серьёзно. Мужчине нужна специализированная помощь психологов или психиатров.
По словам Котлова, поток пациентов, вернувшихся с СВО, начался примерно через два-три месяца после начала войны. Сейчас он с каждым месяцем только увеличивается. При этом кузбасские больницы не справляются с этой нагрузкой с самого начала.
По приблизительным оценкам, только в Кемерове «на койках» в стационаре каждый день находится 60–70 участников боевых действий в Украине.
— Раненые, ампутанты, наркозависимые, алкоголики, люди с психическими и психологическими проблемами… У меня доступа к точным цифрам по всему Кузбассу нет. Но скажу одно: есть специальный реестр таких пациентов с СВО. И судить о реальном размере этого реестра можно, например, по тому, что только один кемеровский врач должен в месяц обследовать 200–250 и более именно пациентов, вернувшихся с войны. И раньше, до февраля 2022 года, очереди на лечение были огромные: операций ждали месяц, два, три, полгода. А сейчас к «гражданским» добавились ещё и участники СВО. Разумеется, им помощь должна оказываться в приоритетном порядке, так что сами понимаете: для простых бабушек-дедушек и прочих мирных жителей всё стало ещё хуже, — говорит Дмитрий.
В Кемерове, одном из двух крупнейших городов Кузбасса, СВО-пациентов лечат в трёх городских клиниках. Одна из них — госпиталь ветеранов войн. Изначально эта больница предназначалась для лечения пожилых пациентов, участвовавших во Второй мировой войне. Но с прошлого года местные обитатели значительно помолодели.
«Большинство больны наркоманией»
В приёмном отделении госпиталя стоит мужчина лет 35–40. Среднего роста, болезненно худой. Он не может спокойно ждать своей очереди. То и дело нервно вскакивает с места, быстро ходит по коридору, снова садится. Негромко, но так, чтобы слышали окружающие, матерится. Когда заходит в кабинет к врачу, почти сразу выпаливает: «Я на спидах, не могу бросить, что делать?» Такую картину наблюдал один из кемеровских врачей Алексей Свиридов (имя изменено по его просьбе) во время одного из ежедневных приёмов.
— Увечья, которых хватает у наших пациентов, ПТСР — это всё, конечно, проблема. Этим всем нужно заниматься. Но главная, на мой взгляд, проблема по распространённости и потенциальной опасности — это зависимости. Проще говоря, очень много среди тех, кто вернулся, либо алкоголиков, либо (чаще) наркоманов. Их главная зависимость — амфетамины. И вот тут всё гораздо сложнее и печальнее в плане перспективы лечения и последующей социализации, — рассказывает Дмитрий Котлов.
По его словам, в приёме психостимуляторов на войне признаются «чуть ли не через одного». Амфетамин, «спиды», «скорость» — психостимуляторы, которые позволяют бойцам на фронте не спать сутками, быть сконцентрированными, активными, в хорошем настроении.
— Разумеется, наши врачи спрашивают, где и когда начали употреблять. Многие говорят, что «таблетки» на фронте доступны. Как следствие, в стрессовой ситуации военных действий обычный человек находится под огромным психологическим прессом. Возможно, только с такими «таблетками» многие могут идти в бой, подолгу не уставать, не хотеть спать, в конце концов — исполнять приказы.
Но последствия приёма психостимуляторов фатальны, замечает чиновник. Поэтому в систему помощи участникам СВО включился кемеровский наркодиспансер. Впрочем, по словам Котлова, вряд ли это может быть эффективно, учитывая огромное число зависимых.
— Назвать точные цифры сложно. Во-первых, потому что многие пациенты не сознаются в приёме запрещённых препаратов, во-вторых — по тем, кто проходит в реестре пациентов, вернувшихся с СВО, эта информация не указывается целенаправленно, — объясняет Дмитрий. — То есть диагноз, если сам человек сообщил о нём, может быть указан, но это носит эпизодический характер. Но могу сказать уверенно: судя и по опросам во время первичного приёма у врачей, и по наличию симптоматики, пациентов с зависимостями среди вернувшихся с СВО — чуть ли не через одного.
В свою очередь, кемеровский врач Свиридов, к которому как раз и пришёл упоминавшийся в начале главы «нервный» пациент, уверен, что в Кемерове медпомощь таким людям оказывается чисто формально.
— Не буду про себя, скажу про коллег. Вот, например, невропатологи. У моего знакомого есть план от начальства — 300 эсвэошников в месяц принять. Это плюсом к общему потоку пациентов. Это нормально? 300! Это примерно 12–15 человек в день. Это Минздрав нам спустил. Устное распоряжение. Довёл его до нас главврач. Оформляется как премия за повышенные нагрузки. Не выполнишь положенную норму — не получишь премию. Но что можно сделать с пациентом за 5–10 минут? Правильно: ничего.
Свиридов обращает внимание, что тех же невропатологов в принципе не хватает, а ещё постоянно кто-то увольняется, «потому что так работать невозможно». Врачи уходят в частные клиники, многие уезжают из Кемерова. Поэтому невропатологу, чтобы набрать 300 пациентов с СВО в месяц и не получить нагоняй от главврача, приходится просто заполнять медкарты и «писать-писать».
— Что же касается моего пациента с зависимостью, о котором я рассказал, так это один из сотен, — уверяет Алексей Свиридов. — И с ним всё, как говорится, плохо. У него серьёзная зависимость от психостимуляторов. Как следствие — серьёзные поведенческие проблемы. Он конфликтный, не может себя контролировать. Совсем недавно вернулся с фронта, но уже дважды с кем-то подрался. Учитывая, что у него уже был срок в колонии, ждать следующего недолго. Либо убьёт кого-нибудь в драке, либо ограбит, чтобы наркотики купить. Человек не просто наркозависим, но и серьёзно травмирован психологически на войне. Что с ним делать мне как врачу? Ну, положить в стационар, провести медикаментозное лечение.
По-хорошему, замечает Свиридов, его пациенту нужна помощь клинического психолога, но получить её почти нереально. В психиатрическую больницу, где есть такие врачи, отправляют только в крайнем случае — самых тяжёлых. Потому что клинических психологов ещё меньше, чем многих других «узких» специалистов, тех же неврологов или травматологов.
Котлов подтверждает слова коллеги о нехватке специалистов. Так, количество незаполненных вакансий тех же невропатологов в Кемеровской области — более 50%. Каждая больница старается хотя бы формально прикрыть эту проблему: берут врачей, совмещающих несколько ставок, временных дежурных и так далее. Но реальной ситуации это не решает. Лечить некому.
— Вы не поверите, но 50% укомплектованности — это ещё терпимо. Есть специальности, по которым дефицит кадров составляет 94–95%. Не хочу говорить больше деталей, не хочу, чтобы мои начальники поняли, с кем вы общаетесь, и чтобы у меня были проблемы на работе. Но ситуация, поверьте, безнадёжная, — уверен Котлов.
В качестве подтверждения кризисного состояния в региональной медицине наш собеседник приводит только один пример: тотальная «оптимизация» здравоохранения, которая сводится к сокращению всего, что возможно «порезать». Так, вместо ещё недавно трёх независимых кемеровских больниц осталась, по сути, одна — объединённая. Формальное обоснование — сокращение ненужных расходов, в том числе на управленцев. По факту — вынужденная мера. В том числе потому, что в Кемерове нет не только достаточного количества врачей — узких специалистов, но даже грамотных управленцев в области медицины. А подобное объединение, говорит Котлов, это возможность хоть как-то уберечь больницу от коллапса.
— Это СВО — это как ещё одно надгробие на могиле. Врачей и без того почти не осталось, а сейчас и последние уходят. Нереальные требования к ним, это понятно. Я лично на себе этого не испытываю, потому что на приёме не сижу, но вижу очень хорошо — и во время проверок, и друзей среди простых врачей много. Теперь вот «свошники» пошли.
Плюс недавно, говорит чиновник, в регионы из Москвы пришла новая разнарядка: теперь врачей-специалистов нужно отправлять в долгосрочные командировки на занятые Россией территории Украины.
— Сами понимаете отношение людей к этому. Во-первых, далеко не все поддерживают СВО. Во-вторых, ехать туда — это опасно. А ведь врач — не военный. Ему зачем своей жизнью рисковать? А в-третьих, надо бросать семью, ехать неизвестно куда и жить в непонятных условиях. А если отказаться, руководство говорит только одно: не нравится — увольняйся. Вот люди и увольняются, кто посамостоятельнее и что-то представляет из себя в профессиональном плане, — подводит итог Дмитрий Котлов.
«Пациентов — тысячи, врачей — единицы»
Врачи вспоминают ещё одного кемеровчанина, которого мобилизовали на войну, а потом он вернулся домой после ранения. Оно было не тяжёлым, но потребовало лечения в условиях «мирного» здравоохранения.
Мужчина, пока был дома, ушёл в запой и успел избить жену. Как говорит Свиридов, женщина пришла вместе с мужем к нему на приём. Так что врач пообщался с ней, пока её супруг проходил назначенные обследования. Алексей пересказывает её слова: несмотря на то, что у мужчины было две судимости, прежде он руки никогда не распускал. С войны «вернулся другим человеком». Женщина подала на развод.
— Этот пациент действительно крайне агрессивен, не может себя контролировать в обществе других людей, постоянно ищет конфликта, — перечисляет Свиридов. — О себе говорит неохотно. Известно, что воевал в ЧВК «Вагнер» штурмовиком. Но где именно, в каких боях участвовал — не говорит. Мол, секрет. Ещё из проблем — пациент не спит по несколько ночей подряд. Рассказывает, что был эпизод, когда шёл по одной из центральных улиц Кемерова, и в тот момент «выстрелил» глушитель проезжавшего автомобиля. Парень упал на асфальт — думал, что кто-то на самом деле стрелял. Ну и ещё признался мне «не для записи, а как мужику», что сидит на психостимуляторах — так называемые «спиды», относительно дешёвый синтетический наркотик. Впрочем, это и так было понятно — по выраженным симптомам.
Прогноз в лечении этого пациента неблагоприятный, учитывая степень зависимости от наркотиков на фоне только начинающегося ПТСР. Через два-три месяца, говорит врач, по мере отдаления от того, что принято называть психотравмирующими событиями, ситуация будет только усугубляться.
— Что мы можем сделать? Только снять острое состояние седативными лекарствами. Опять же, нужна длительная работа клинического психолога. Но этого, уверен почти на 100%, не случится. Пациентов — тысячи, врачей и психологов — единицы. А результат, простите за цинизм, — либо в петлю или под нож по пьяни, либо кого-то ограбит, изнасилует, убьёт и отправится в тюрьму. Лично меня первый вариант больше устраивает. Так он хотя бы только себе навредит, — рассуждает врач Свиридов.
С ним согласен и Котлов. С одной стороны, напоминает он, профессиональная этика обязывает врача помогать всем пациентам, кто в этом нуждается. Даже таким, кому не очень хочется. С другой стороны, он отлично понимает, что скоро на улицах городов Кузбасса станет опасно ходить.
— Этих людей тысячи, кто вернулся с войны. Они научились убивать. У них изменена психика, в том числе и наркотиками. Более того, многие из них пошли на войну не «родину защищать», а чтобы из СИЗО или исправительной колонии выйти пораньше на свободу. Так что ангелами их и раньше трудно было назвать. А теперь это в большинстве своём — звери. Извините за резкость. Но вы только представьте, что такое Кузбасс. Это много небольших городков, в том числе угольных. Здесь сейчас нет толком ни образования, ни медицины, ни работы — только если в шахту пойти. Все, кто может, стараются поскорее уехать из региона и своих детей увезти. Народ злой, половина отсидели — половина отсидит, как говорится. А теперь ещё и вернувшиеся с СВО. Получается, как в каком-то дешёвом фильме про зомби-апокалипсис, где нормально человеку страшно оказаться, — говорит Дмитрий.
Правда, сам он уезжать с Кузбасса пока не собирается. Хоть и понимает, что ещё можно продать квартиру по относительно высокой цене и найти работу в Москве или Санкт-Петербурге.
— Собственно, ради своих детей. Здесь [в Кемерове] точно ничего не светит. С другой стороны — вроде работа у меня нормальная, зарплата более или менее, жена тоже работает в медицине, — рассуждает чиновник. — Но не исключаю и вовсе выезд из России. Это, конечно, сложное решение, но возможно, что и его придётся принять.
thenewtab.io/my-kak-v-deshyovom-filme-pro-zombi-apokalipsis/
КОГДА СЪЕЛ 5 ПАЧЕК ПЕРВИТИНА А АТАКУ ОТМЕНИЛИ
	Ж	- -
[7ш ,	; /¿4	
	л&Л	
мя Л м Ш г А	',политика,политические новости, шутки и мемы,песочница политоты,Война в Украине,наркомания

Теперь мы кажется знаем, кто написал 4 млн. доносов.

«Можно прекратить спам?!»: Мизулина ответила Стасу Ай Как Просто.
Глава Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина попросила блогера Стаса Ай Как Просто прекратить присылать спам. В своем Telegram-канале она заверила его, что отреагировала еще накануне. На что именно, не уточняется. По словам общественной деятельницы, полиция занимается вопросом, но каким конкретно — тоже неясно.


https://news.ru/society/mozhno-prekratit-spam-mizulina-otvetila-stasu-aj-kak-prosto/

Потребовали они, блядь

Правительство потребовало за 7 лет научиться производить в России чипы, станки и роботов

Правительство России в четверг утвердило Концепцию технологического развития до 2030 года, в которой потребовало от ученых резко увеличить количество изобретений, а от бизнеса — в кратчайшие сроки создать с нуля производство в наукоемких и высокотехнологичных отраслях.
Согласно документу, уже через 7 лет Россия должна обладать «собственной научной, кадровой и технологической базой критических технологий», а также почти полностью обеспечить себя продукцией, которая традиционно импортировалась из развитых стран.
Речь идет о чипах, микроэлектронике, высокоточных станках, робототехнике, беспилотниках, а также лекарствах, медицинском и телекомоборудовании. К 2030 году 75% внутренних потребностей экономики в этих товарах должно обеспечиваться отечественным производством.

В 1990-е годы из-за «фронтальной либерализации экономики» произошла «дезинтеграция» научно-технологической системы, была «утрачена возможность реализации крупных научно-технологических и промышленных проектов», а экономика перешла к модели к модели «импорт технологий в обмен на сырье», говорится в стратегии.

С середины 2000-х годов, согласно документу, снова стартовал процесс «ускорения технологического развития» и была предпринята попытка заново интегрироваться в мировое научное пространство. Но результатов она не принесла: доля российских изобретений в мире с начала 2000-х годов рухнула вдвое, до 0,9%, а число занятых в научной сфере сократилось на четверть, признают авторы документа.
«Российская экономика остается в критической зависимости от импорта продукции микроэлектроники, биоинженерии, ряда других высокотехнологичных товаров и услуг», — констатирует правительство.
Эта зависимость. согласно концепции, должна быть ликвидирована в ближайшие годы в условиях санкций и технологической изоляции. Так, количество предприятий, использующих инновации, к 2030 году должно увеличиться на 60%, а число патентов на изобретения от российских ученых — в 2,4 раза.
В прошлом году, согласно подсчетам ВШЭ, заявители из РФ подали 18970 патентных заявок на ноу-хау — минимальное количество за 13 лет доступной статистики. По сравнению с 2016 годом число российских изобретений рухнуло на 30%, а если сравнивать с 2010-м годом — почти в 2 раза.
Для реализации амбициозных планов, согласно концепции, правительство намерено запустить не менее 10-15 научно-производственных мега-проектов. «В качестве первоочередных мега-проектов следует выделить производство линейки гражданской авиатехники, включая беспилотные авиационные системы, разработку и производство средне- и высокооборотных дизельных двигателей, станков и робототехники, оборудования для производства сжиженного природного газа, турбин, микроэлектроники, малотоннажной химии и фармацевтических субстанций», — говорится в документе.
Цель — достижение «технологического суверенитета», подчеркивается в стратегии. Причем, добиваться его власти планируют без существенных инвестиций. В прошлом году госрасходы на гражданскую науку были урезаны впервые за 6 лет — с 626,6 до 569 млрд рублей. И их заметного увеличения в бюджет не заложено: 597,2 млрд рублей в 2023 году и 580,7 млрд в 2024-м (данные ВШЭ).

https://www.moscowtimes.ru/2023/05/25/pravitelstvo-potrebovalo-za-7-let-nauchitsya-proizvodit-v-rossii-chipi-stanki-i-robotov-a44117
,политика,политические новости, шутки и мемы,Хроники Коллапсирующего Государства

Отличный комментарий!

Вот они охуеют скоро,когда узнают,что для построения технологической державы,недостаточно просто запихивать бутылки в жопу ученым.

Певец Олег Абрамов попал в смертельное ДТП в Московской области (сам жив, но госпитализирован)

Певец Олег Абрамов, более известный как Radio Tapok, попал в ДТП со смертельным исходом у деревни Брехово. Об этом во вторник, 7 июня, сообщили «Известия» со ссылкой на осведомленный источник.



По словам артиста, он ехал в автомобиле Porsche по Пятницкому шоссе на месте пассажира. Позже иномарка съехала в кювет и загорелась. В результате инцидента водитель машины погиб.



Отмечается, что Абрамов сам сообщил о происшествии в полицию.



На данный момент на месте аварии работают сотрудники ГИБДД и экстренных служб. Специалисты уточняют детали ДТП и решают вопрос о возбуждении уголовного дела, передает агентство.



31 мая стало известно, что на Дмитровском шоссе произошла авария с участием пешехода. Автомобилист ехал в крайнем правом ряду. В какой-то момент он потерял контроль, вылетел на тротуар и сбил пенсионерку, которая от полученных травм скончалась на месте.



Позже сообщалось, что по факту смертельного ДТП на Дмитровском шоссе было возбуждено уголовное дело.


https://vm.ru/news/972341-pevec-oleg-abramov-popal-v-smertelnoe-dtp-v-moskovskoj-oblasti
,дтп,RADIO TAPOK

"Герои патриоты" докопались до ребенка из-за цвета рюкзака

"Патриоты" в подмосковной электричке нашли того, на кого не страшно напасть .

Отличный комментарий!

Таких надо в шахты ссылать.
если только в качестве канарейки

Умерла актриса Мира Фурлан

Умерла хорватская актриса Мира Фурлан, сообщил исполнительный продюсер сериала «Вавилон-5» Джозеф Майкл Стражински в Twitter. Ей было 65 лет.

По его словам, знакомые Фурлан знали, что состояние ее здоровья ухудшалось, однако надеялись на улучшение. «Эта ночь полна печали, поскольку наш друг и товарищ ушла той дорогой, по которой мы не можем последовать за ней», — написал Стражински.

Фурлан родилась в Загребе в 1955 году. В начале карьеры она играла в театре, а также снималась в кино. В своем первом фильме — «Пересеки речку, если сможешь» — она сыграла в 1977 году. В 1980-х снялась в киноленте Эмира Кустурицы «Папа в командировке», получившей «Золотую пальмовую ветвь».

В 1990-х годах Фурлан переехала в США. Наибольшую известность ей принесли роли в сериалах «Вавилон-5» и «Остаться в живых», в последнем она исполнила роль Даниэль Руссо.

ссылка на новость
https://www.rbc.ru/rbcfreenews/600ab8e99a79476ff479cc0f

P.S. Для меня Посол Делен сыгранная Мирой, один из самых любимых персонажей.
Скрыто постов: 2