coub медицина политика 

Развернуть

пидоры помогите 

Ищу во что поиграть.

Нечто залипательное. Жанр не критичен. ПК слабоват. Нужно вроде пошаговой стратегии, как например Kings Bounty. Или хорошая ролёвка или ММОРПГ без жопного доната, да хоть ТД адекватное. Айон, Скайрим, МОВА всех сортов и видов заиграны до дыр, как и Герои, как и Танчики/самолёты/корабли. Сейчас спасает WC3 через айкап, и визуальные новеллы. В общем, во что можно позалипать?
КУПОН
НА 1 помощь,пидоры помогите,реактор помоги
Развернуть

Природа горы сфоткал сам фото на тапок honor 9 lite над облаками 

Однажды куплю зеркалку и сделаю нормальный альбом. Что-то вроде цифрового хранилища красоты, мест, эмоций. А пока вот, может понравится кому.

Природа,красивые фото природы: моря, озера, леса,горы,сфоткал сам,фото на тапок honor 9 lite,над облаками

Природа,красивые фото природы: моря, озера, леса,горы,сфоткал сам,фото на тапок honor 9 lite,над облаками
























	
	
	
	
- '
JÈÇ* ' »V	-	_	i -•:.-	.	■•»	^ vi	■/,	! ”	" .	■
- ^k&LZjíai . jsgr.-
9| ШН№^1РН|^Н|В1 тЖ-А^Д^аЯИЯ1^ЯД1^ИЕ| ЩЖЯЗ i fgf^' I 1 JSto i НИК!, £
. -bit- . i¡¡ r "• ' AC.
w, -	& a¡ "‘ Щ:
■Ÿ ^


, ч^^йШРЦМНЯ
ЩШш£ S ж-* №л >
•-. ,

Природа,красивые фото природы: моря, озера, леса,горы,сфоткал сам,фото на тапок honor 9 lite,над облаками

Природа,красивые фото природы: моря, озера, леса,горы,сфоткал сам,фото на тапок honor 9 lite,над облаками

Природа,красивые фото природы: моря, озера, леса,горы,сфоткал сам,фото на тапок honor 9 lite,над облаками

Природа,красивые фото природы: моря, озера, леса,горы,сфоткал сам,фото на тапок honor 9 lite,над облаками

Природа,красивые фото природы: моря, озера, леса,горы,сфоткал сам,фото на тапок honor 9 lite,над облаками

Природа,красивые фото природы: моря, озера, леса,горы,сфоткал сам,фото на тапок honor 9 lite,над облаками

Природа,красивые фото природы: моря, озера, леса,горы,сфоткал сам,фото на тапок honor 9 lite,над облаками

Природа,красивые фото природы: моря, озера, леса,горы,сфоткал сам,фото на тапок honor 9 lite,над облаками


Развернуть

Визуальные новеллы фэндомы Лагерь у моря (БЛ) Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN 

Глава 20: "Шторм идет за вами следом"

Страничка на фикбуке


***



 «Черт подери, иногда хочется, чтобы всё это оказалось просто одним долгим, страшным сном. Не было бы предательства в горах, ненормальных способностей, преследований со стороны Организации, постоянного холода и не только его. Спокойная и размеренная жизнь обыкновенного человека. Последствия полного превращения в эту, как там её Виола называла… — о, логию! — не прошли даром, пусть физически я и не пострадал. Звезды. Голову порой почти разрывает на части. Сотни, тысячи, десятки тысяч терабайт информации буквально пытаются уничтожить сознание. Держусь, а взамен стараюсь ухватить оттуда побольше: выживать-то надо.

 Но… есть и позитивный момент (один, но зато какой!). Он нагло рухнул на чашу весов под названием «жизнь», полностью перевесив всё остальное — Лена. Особенная. Прекрасная, и я сейчас не только о красоте внешней. Ради неё можно вытерпеть всё что угодно. Даже страшно: один человек может стать настолько дорог. Свинство-о… Почему я не герой фильма, книги или, на худой конец, аниме?! У них всё всегда просто, гладко, понятно! Есть сюжет, по которому герой знает (блин!), что делать. Я же — далеко не герой. Каждый день проходит в напряжении и страхе. Стрелки часов не заморозить, как бы там того не хотелось. Сила — не решение всех проблем, а проблем навалилось немало. Против нас целая армия врагов, а верить можно только Леночке, и немного себе. Ха.

 Надо набираться опыта, заглядывать в бездну звезд так глубоко, как только можно. Плевать, что там со мной случится! День за днем, день за днем. Лёд меняется. Я это чувствую. Не знаю, как такое можно объяснить! Что-то вроде эволюции. Он больше не затуманивает разум, и в состоянии полного выброса получается не просто связно мыслить. Сознание в форме аномалии кристально чистое, безупречное, ну, пока не перейти определенную грань. Теперь, пусть и запоздало, приходит осознание. Моя аномалия обрела форму льда, первично пробудившись именно на заснеженных вершинах. На деле же, это манипуляция самой водой. Я могу заставить кристаллы кипеть, при этом оставаясь холодными, могу придать им любую форму и плотность, могу даже нарушить фундаментальные законы природы, расщепив молекулы прямо в руках. Вода = кислород + водород. Горючее и окислитель. Горящий лёд. Шурик, когда увидел, чуть ноутбук свой не сломал! Истеричка.

 Направить ток аномалии на что угодно — и получается… всё! Делать то, что иначе как пресловутым «чудом» язык назвать не поворачивается. Виола что-то там говорила про молекулярное воздействие и трансформацию материи, но никто из нас пока не докопался до истины. Ни я, ни один из белобрысых аналитиков, ни сверхсовременный прототип ИИ «Искра» так и не может ответить на вопрос: что, черт побери, Док такое?! Однако… Ответственность за все действия теперь не списать на аффект. Больше нет чудовища, замораживающего всё вокруг «просто потому что!» Нападки военного отдела — вопрос не вероятности, а времени, и милосердия с моей стороны больше не перепадет. Ни-ко-му! Обещание самому себе дано, и даже будет дублировано здесь, в моём дневнике. Время, когда Док цеплялся только за свою одинокую, никому нафиг не нужную, жизнь, кануло. Теперь ему есть за что бороться. «Я» — превратилось — в «МЫ». Любого суицидального придурка с оружием, который посмеет нас тронуть — сотру в порошок! И пусть сколько угодно прикрываются приказами. Жалость — товар штучный, его надо заслужить».

***



 В мире есть много необычных, странных, а порой — и банально страшных вещей. Вот, например, автобус. Да-да, ав-то-бус. Простой, банальный, советский старичок марки «Икарус» (правда, блестит так, как будто только сошел с конвейера). Необычно? Ну, допустим. А вот если он стоит в густом лесу у подножия холма, возле обыкновенного детского лагеря? Странно? Есть такое. А если он тарахтит там, где, по идее, вообще нет и никогда не было ни одной автомобильной дороги, простые люди видят вместо него потрепанный «ЛиАЗ», а за баранкой сидит с недовольной миной миниатюрная девушка с кошачьими ушками? Настоящими, прошу обратить внимание, кошачьими ушками! Мечта фетишиста-ксенофила! Вот, вот теперь страшно, согласитесь?! Психоз и галлюцинации — не самая приятная штука для душевного здоровья. Однако происходящее самая что ни на есть реальность. Правда, есть одно но: мир сошел с ума, раз рейс 410 — не самое необычное явление в округе.

 Холод. Ледяной ветер дул со стороны корпусов, внося в летнюю ночь свои коррективы. Солнце скрылось совсем недавно, темнота пока стояла не кромешная. Вполне можно заметить улепетывающих подальше от эпицентра животных и подыхающую мошкару. Привычный лесу стрекот цикад затих, даже лягушачий хор не играл свой ежедневный концерт. Всё, что могло бегать, ползать или летать, стремилось убраться подальше от детского лагеря. Инстинкты животных, отточенные тысячелетиями эволюции, никогда не лгут. Звери интуитивно бежали от монстра, способного легко опустошить многие гектары земли. Ну или просто холода испугались — кто их, тварей, разберет?

 — Я повторяю тысячный раз, Юль. — Толик устало сидел на первом пассажирском кресле, прямо возле «водителя», галантно уступив самое удобное место девушке. Невыразительные, можно сказать даже, неприятные черты лица «паренька» (ну как паренька, выглядит он вполне себе на тридцатник) стали ещё несуразнее, стоило ему всего лишь немного сморщиться. Мимика, беспощадная ты сука. — Мы просто не имеем права вмешиваться. Ты заставила меня припереться в это жуткое место и время, но это не значит, что можно просто взять, и всех спасти. Ты вне «дома» всегда такая наивная! Поговорку помнишь? Ту самую, про кошек и любопытство.

 — Это не любопытство! Док мой друг! — упрямо мяукнула нека, подбирая подол поношенного платья. Неизменная одежда ушастика пережила столько всего, что уже и сама по себе тянула на аномалию. — И ему сейчас угрожает страшная опасность.

 — ВОТ ЕМУ?! — Водитель четыреста десятого истерично ткнул пальцем в сторону забора. Там, на территории лагеря, бушевал огромный ледяной торнадо, сметая на своём пути всё, что весит меньше пары тонн и хоть на сантиметр выше земли. Отряд, напавший на Дока, со всей самоотдачей старался ему навредить, но пробить оборону носителя логии простым оружием? Что-то из области фантастики. Да даже если его и поранят, то измененные аномалией ткани тут же регенерируют любой дефект. Страшный враг. — Посмотри, деревья даже здесь инеем покрываются. Мы ничем не переломим ход событий, а соваться к злому, как тысяча чертей, ледяному Доку я не рискну. От всех его воплощений мурашки по коже. Страж Абсолюта так вообще — работать на себя припахал. Попробуй такому «нет» скажи — вмиг своими змеями… а, проехали. Не трогай дверь, кому говорю! Кош-шара ненормальная. Умрешь же! Ты не бессмертная в физическом мире!

 — Я могу выйти, и попробовать…

 — Нет, не можешь! — Толик рубанул рукой по воздуху, и даже с места вскочил, подпирая дверь, к которой уже тянули лапки. Толстенький мужик в пионерской форме — зрелище весьма комичное. Однако образ дурачка напрочь ломали грамотная речь и чересчур внимательный взгляд. — Как ты не понимаешь? Необдуманно затронуть одну временную струну — значит нарушить… на-ру-ши-и-и-ть… дай-ка подумать… ВСЁ! Всё, что только можно! Последствия никто не предскажет, кроме одного отбитого на голову Оракула. И вообще, как ты собираешься туда пробираться? Ветер аномалии уже и сюда добрался. Заметь, только отголоски, а ситуация снаружи уже нешуточная. Мы в безопасности только потому, что даже логия не может повредить четыреста десятый, когда он между измерени…

 Кр-р-рак…

 Звук стал полной неожиданностью для обоих пассажиров мистического транспорта. По стеклам автобуса пережившего бесчисленное множество передряг от клыков динозавров до войска Чингисхана, пошли глубокие трещины. Кузов машины быстро покрывался толстым слоем снега, щедро падающего с небес на землю. Лампочки замигали, двигатель недовольно фыркнул, чуть было и вовсе не заглох! Мощь аномалии, ужасающая даже по меркам самых жутких объектов.

 — Так не бывает… — Лицо Анатолия побледнело, отчего тот стал похож не на пионера, а на призрака пионера (страшненького такого призрака). — Это уже не логия… Как?! Док ведь всего-ничего своей силой попользовался! Так быстро… не бывает. Неужели он…

 Кузов машины недовольно заскрипел: отдача со стороны лагеря пошла такая, что листья деревьев и даже вечнозеленая хвоя сосен покрывались коркой искрящегося, безупречно чистого, льда. Звуки выстрелов, и так приглушенные непогодой, становились всё реже и реже. По мере того, как уменьшалось количество дуралеев, бросивших вызов тому, что не понимают.

 Между стволов, пока только по-над самой землей, заклубилась суровая метель. Не просто снежок — обжигающее холодом месиво из мелкодисперсной пыли и фирменных «лепестков» Дока. Она мигом накрыла добрую половину лагеря, не забыв прихватить кусочек прилегающего к западной части подлеска. Но Зима пришла не одна… Внутри бури, замелькали неясные тени. Дзынь! Одно окно таки не выдержало. Стекло лопнуло! Внутрь всегда теплого и уютного салона «четыреста десятого» резко, беспощадно и без приглашения ворвался арктический холод.

 — Ёкарный бабай, ЖМИ! — заорал хозяин пострадавшего (впервые на его памяти!) автобуса. Времени самому прыгать за руль просто не оставалось. Хвост Юльки встопорщился пушистой трубой, ушки прижались к голове, а босая лапка с силой вдавила педаль газа. Кошкодевочка — не обычная форма жизни. Она почувствовала ЭТО. На короткий миг, не более, но ощутила присутствие силы, которой в обычном мире просто быть не может. Раньше таких было много, но сейчас лишь оди… теперь двое. Толик прав: как бы нека ни хотела подсобить, она просто замерзнет насмерть в воронке. Но девочка обязательно вернется. Должна! Друзей нельзя бросать! «Четыреста десятый» растворился в воздухе, а на место, где осталась ещё не запорошенная снегом колея, бесшумно опустились большие мохнатые лапы. Когти царапнули снег, чуткий нос обнюхал следы шин. Протяжная волчья песня, древняя, как сам мир, огласила окрестности. Сотканные из кристального льда хищники, тихо рыча на бегу, мчались в сторону лагеря. Им-то пурга не страшна.

***



Десять минут до этого. Западная часть лагеря, Док.



 — Командир, сигнал не проходит! — проорал один из бойцов отряда, стараясь перекричать бурю, и главе тут же захотелось надавать этому «капитану очевидность» по роже. Ситуация и без того просто «шикарная», а тут ещё собственные люди тупят! Может, Виола была не так уж и не права, однажды раскритиковав схему подготовки военного отдела. Стоило только столкнуться с по-настоящему сильной аномалией, и ребята растерялись. Месиво. Док не играет в поддавки, и явно собирается прибить обученных вояк, как каких-то букашек. Матч в одни ворота, а эти придурки, неспособные держать язык за зубами, ещё и взбесили блядского монстра. Вот кто его за язык тянул?

 — Атакуйте. Увижу отступающего — сам застрелю! — КПК «обрадовал», что скоро костюм перестанет справляться с нагрузками. Время уходит! Глава отряда рванулся к ближайшему уцелевшему ларьку, бубня под нос (не забыв выключить микрофон): — Успеть-успеть-успеть. Не хочу тут помирать!

 Он планировал скрыться в люке, который заметил ещё во время осмотра периметра. Фестиваль провели по инициативе Организации, чтобы ориентироваться на месте. Рекогносцировка вблизи, а не только со спутников, подготовить почву для изолирования отдыхающих, и… присмотреться к цели повнимательнее. Кто мог знать, что гражданский, пусть даже и с аномалией, настолько силен? Его предшественники устранялись на раз-два. Вояки не рассчитали свои возможности, слишком положившись на яд и костюмы. Нахи утверждала, что хитрая отрава убьет чудище, но растворенный в незамерзающем спирте токсин… замерз! И сейчас глава отряда собирался пожертвовать группой, спасая собственную шкуру в канализации, как какая-то крыса.

 Кольцо холода неумолимо сжималось, связь с тактическим центром отсутствовала, дроны превратились в покрытый инеем металлолом. Сломаны оказались как машины, так и боевой дух агентов. Эффективность спецподразделения всегда базируется на контроле ситуации, а также логистике и поддержке сверху. Ударная группа не может действовать в полную силу без связи хотя бы со спутником. И сейчас счет шел далеко не в пользу вояк. Одно только присутствие в мире столь жуткого противника, как логия, уже ломало все планы. Лучше бы сверханомалия оставалась лишь в теориях аналитиков! Выжить. Выполнить миссию. Есть только один шанс — найти слабое место!

 — Огонь! Огонь! Огонь! — Боевики кричали, поливая логию всем, чем только можно (один умник даже камень кинул, а вдруг?). От страха сводило зубы, тело невольно дрожало. Излучение Дока, задевая даже самым краешком, подавляло не хуже психического оружия. Враг просто продолжал идти вперед, и взгляд его не сулил ребятам ничего хорошего. Вспоминая брифинг, один боец вдруг сказал: — Аналитики вычисляли, его абсолютная нулевая зона не больше десяти метров, если будем держать дистанцию, то…

 Возгласы солдата оборвала вылетевшая прямо из стихийного бедствия птичка. Ласточка, чтоб её. Какая, нафиг, «птичка» — пернатый убийца! Ледяное творение Дока ударило ближайшего штурмовика в спину, при этом не пронзая насквозь, как прошлого бедолагу, а просто… толкнула к хозяину. Остальные, увидев такое, прекратили стрелять, даже не от того, что боялись задеть товарища — тупо страх. Костюмы спасали от мороза, но никак не от абсурда происходящего. Мощь врага пугала на инстинктивном уровне. Сердце уходило в пятки, КПК на руках бойцов без остановки впрыскивали в вены стимуляторы и адреналин, иначе бы мало кто мог банально пошевелиться.

 — Это же ты там вякнул, что на Лену напали? — А страшнее всего было спокойствие носителя (показное, в мыслях он уже препарировал и расчленил каждого на этой площади). Док сохранял разум. Жестокий, изощренный, человеческий разум. Та же Рептилия всего лишь убивала. Полный ледяного цинизма голос. — Больно?

 — АТ-ПУС-ТИ!!! НЕЕЕЕЕТ! — Вояка заорал как свинья на убое. Огромная ладонь сжала его запястье. Обледеневшие пальцы рассыпались, роняя оружие. Адская мука, но… Док контролировал излучение, не позволяя убить противника мгновенно. Сначала отмерзли руки, потом треснули стопы. Пленник даже не мог потерять сознание от боли — столько химии в него всадил прототип наручного устройства будущего. А ответственный за солдата лидер суматошно отковыривал крышку очистных каналов. Корка льда сковала и её.

 — Закрой пасть! – Ледяной демон сжал ладонь кулак и просто с размаху въехал им по обреченному уже воину, используя как способности аномалии, так и чудовищную мощь своего тела. На этот раз у него было полное право не цацкаться с засадой. Окоченевший огрызок, ещё секунду назад бывший человеком, без единой целой конечности, приземлился как раз возле соратников (где он, собственно, и стоял, до тарана). Ласточка из чистого льда плавно села на плечо своего создателя и довольно защебетала. Хлопки крыльев, издаваемые звуки, даже то, как она чистит перышки, ничем не выдавали искусственность происхождения. Да и такая ли она ненастоящая? А её творец тем временем тихо сказал: — Спасибо, что подсобила. А как я его обратно швырнул? Красота-а… Прямо бадминтон. Лена его очень любит. – И уже громче, чтобы все слышали: — И если с ней хоть что-то плохое случилось, вы ОЧЕНЬ пожалеете. Хотя… да пофиг. Мне — марать руки о какой-то мусор?

 Док быстро шел прямо на врагов, шел, шел и… прошел мимо.
 — Нет времени, живите, — прошипел он, и канул прямо в кругу бури. Собственный лед не мог навредить ни аномалии, ни его «птичке».

 — Мы уцелели? — Глава не мог поверить в это чудо, остальные заметили открытый люк. Во взглядах засквозило понимание. Капитан решил вести себя, будто ничего не произошло, что-что, а субординацию в расходный материа… то есть, в очень ценных агентов военного отдела вбивали надежно. Кстати, логия забил на всех один большой болт, и отправился спасать любимую. — Ничего, вертолет уже должен был забрать основную ударную группу. Ура! Мы выиграли достаточно времени, и даже не сдохли. Можно выдыхать, парни!

 — ДА!
 — Охренеть. Его ничего не брало!
 — Вернусь в казарму, поставлю свечки всем богам.
 — А я увольняюсь! Если ещё один такой попадется? Вернусь к жене с детьми.

 — Что-то не так… — Один из нападавших был менее беспечен, чем остальные его товарищи. Он заметил, как кольцо бури рассеивается, но не исчезает насовсем, а ещё, умел читать по губам. Прощальная фраза Дока звучала как «Нет времени, живите… е̗̱̦̲͢щ͙͝ͅё̦̝̲͔̤̲͌̓̾̿̒̏ͮ͡ ̜̠͓̂͗͢п͙̭͉̳̘̟̥̃̇͢аͭ̇̑̽͋̃̀͝р͚͙̅͗ͩу̙̰͎͓̖̓ͭ̍̆ ̛л̦ͮ̌ͦ͒ͥ̿ͬӥ̙́͊ͨ̍ш̠̹̬̬͉̞̲̑̆н͍̟͇̗̺̩͔̀̾̄и̸̹͉̉̐ͩ͌͂̎х͓̯̯͍̏ͦ̍͂̒ ̦͔̮̖̄ͨ̾̐̓м̢͔̪̞̼̯̍͐ͤи̶̠̪н̩̱̤͔̟̯͍у͍̊̋ͯͥ̈́̉̓т̪͓̰»̱͔̃̅ͪͩͣ̄̾.̤̱͜ Мгла и снежная пыль накрыла всех, ограничивая поле зрения. Око бури исчезло, и вихрь распался облаком тумана. Убийственная мощь воронки больше не грозила разорвать на части, но теплее от этого не стало. — Заряд экипировки не бесконечен, надо скорее выбираться из этого новогоднего ивента.

 — Фигня, сейчас должно пройти. — Глава радовался, как дитя конфетке. Интенданты расщедрились на невероятно серьезное оборудование. Костюмы защищали от пробирающего до костей мороза и утративших львиную долю силы осколков льда. Однако вся уверенность мигом испарилась, когда он потерял из виду отряд. Метель не позволяла разглядеть ничего дальше вытянутой руки, и затихать, судя по всему, явно не собиралась. — Какого лешего? Ребя-та-а?!

***



 Писец — он зверь такой, внезапный и неожиданный. Подкрадывается, подкра-а-а-дывается, а потом как Р-Р-АЗ — и всё, наступает. То же самое произошло и со «спасшимся» от логии отрядом. Внезапно отовсюду раздались крики людей. Адские, захлёбывающиеся крики.

 — ГЛАВА-А-А! — Один из отчаянно вопящих солдат лежал на земле и, что есть силы, стрелял в нечто, вцепившееся клыками в ногу. Давление челюстей монстра колоссальным прессом обрушилось на обшивку костюма. Парню не помогала ни армированная броня, ни крупнокалиберный дробовик для ближнего боя. — СПАСИТЕ!

 Но зов звучал тщетно. Поле зрения сильно ограничивала буря, однако ясно одно — Чудищ Логии явно несколько, и одной только «птичкой» не ограничены. Крики, выстрелы, свист ветра — всё это слилось в единую какофонию ужаса. Нахи без колебаний отправила людей на смерть, как и сказал Оракул. Ничего не разглядеть уже на расстоянии метра, вояка элементарно не мог понять, что именно за пакость его жрет!
 — ТВАРЬ! СДОХНИ!
 Огонь из подствольного гранатомета — жест последнего шанса. Агент уже десятый раз успел помолиться на интендантов военного отдела, без костюма такой фокус — чистой воды самоубийство. В голове штурмовика успела промелькнуть одна единственная мысль: «Лучше бы я не стрелял…» Ударная волна и свет от прогремевшего взрыва выхватили из бури образ противника.

 Волк. Огромный ледяной волк. Прозрачные клыки сверкают, глаза горят голубым пламенем, совсем как у сотворившего его носителя. Осколок основного фона, лишь частица, но наделенная прорвой силы. Неудачникам, равно как и самой чернокожей толстухе, было неведомо одно из самых страшных оружий Дока.

 «Они все здесь. Все, чьи жизни оборвала моя аномалия, остаются внутри навсегда. Я вижу их в ледяном тумане. Вижу глаза, полные пустоты. Они лишь тени дней, давно минувших, но если понадобятся…» — От этих слов, от холодного голоса обычно спокойного парня по спине Виолы бежали мурашки, а волосы вставали дыбом. Логия не могла такое. Невозможно! По всем писаным и неписаным теориям! Аналитик, полжизни изучавшая аномалии, даже близко не могла понять природу этой способности. Ласточка ввергла её в шок, видела бы гетерохромная мадам Стаю!

 Дюжина сотканных из замерзшей воды хищников, отнюдь не утративших свои повадки! Волк, стоило только ему осознать ситуацию и увидеть врага, вцепился в шею солдата. Даже живой Canis lupus, пусть и ценой пары зубов, вполне мог повредить сочленения в броне, давление челюстей у блохастых убийц поистине ужасает. Сейчас же слышен лишь хруст позвонков. Последним, что видел в своей жизни агент, стали ярко голубые глаза на фоне полыхающей от фугаса шерсти.

 Лесной хищник отряхнулся и отправился за следующей жертвой — туда, где резвились остальные его собратья. В голове «животного» было лишь одно желание. То самое чувство, что родилось внутри Дока когда осколки памяти материализовались в реальность. Угроза любимой, неожиданное нападение, испорченный вечер, в конце концов, все они переросли в одну простую и понятную команду — убить! Безжалостно, хладнокровно. Док сейчас всё меньше походил на себя. Откат логии не вредил телу, но вот сознание… погружалось всё глубже. Звезды манили раствориться, стать с ними единым целым, выпустить в мир поток, сметающий всё на своём пути, уничтожающий и воссоздающий материю! Он вовсе не сходил с ума, наоборот.

 Абсолют. Тот, кто ощутил на себе хоть толику его дыхания, навсегда забудет столь глупые слова как «добро» и «зло». Док, испытав на себе полное погружение, выжил лишь по двум причинам: тело уцелело благодаря чудовищной регенерации логии, а сознание крепко держалось за нечто очень дорогое. Именно поэтому и не растворилось, как-то обычно происходит. Перед глазами парня и тогда, и сейчас маячила столь дорогая сердцу улыбка. Лена редко смеялась громко, как, например Ульяна-Алиса-Хмурное трио. Легкий изгиб губ, теплота в ясно-зеленых глазах, объятия, прогоняющие опостылевший холод одиночества. Можно смело сказать, что для носителя логии она стала не просто сокровищем, а смыслом жизни. Столько заботы и любви он не получал никогда и ни от кого. Посмевшие напасть на девушку солдаты навлекли на себя не просто гнев, не просто нажили врага.

 Самое страшное существо на планете Земля идет на них Войной.

***



 — Странный эффект, но полезный, безусловно, — раздался тихий шепот. Буря следует за мной шаг в шаг. Эпицентр остается возле источника, воронка движется совсем как живая. Хоть утихла немного, больше не сметает всё на своём пути. Не то чтобы состояние лагеря беспокоило, когда в опасности Леночка, но разрушать такое красивое место вплоть до самого фундамента не хочется. Северный ветер. Совсем как тогда, на вершине горы.
 Лёд впервые пробудился, защищая хозяина от голодных волков, и какая ирония, что блохастики теперь мои личные… звери? Творения? Нежить как в РПГ? Нет. Это, скорее, память. Память о тех, кого я когда-то убил, навсегда высеченная в сознании кровавым скальпелем. Они долгие годы маячили на краю поля зрения, всякий раз как аномалия выходила из-под контроля, а вот сейчас — обрели плоть, пусть и временную. Навыки и сила растут вместе с каждым погружением, но… Такое чувство, будто с каждым разом оттуда возвращается не весь Док.

 На мозги нещадно давит. Сознание пусть и ясное, но работает как-то с перебоями… Ноги продолжают упорно бежать в сторону прибрежного корпуса, туда вроде пошла моя любимая, однако в голове носятся необычные мысли. Всё вокруг такое хрупкое. Материя, энергия, само время — ничто не имеет значения. Мы, люди, всего лишь высшие приматы — просто углеродная форма жизни. Размножаемся, проживаем свой век, и возвращаемся в… Стоп! Не думать об этом сейчас, иначе свихнусь окончательно! Сначала спасем Лену, а потом уже настанет время рефлексии.

 — Всех загрызли? – спросил я вслух, прекрасно понимая факт — волки не могут ответить. Да и незачем было узнавать детали. Окровавленные клыки, следы исчезающих на глазах трещин и подпалин… Части логии не неуязвимы, в отличии от своего источника, но восстанавливаются просто на ура. Голова кругом. Никогда такого не чувствовал, всё же метель захватывает, как минимум, километр округи, и есть у моего льда свойство, о котором пока не знает ни Виола, ни даже Лена. Бежать! Плевать, что эмоции притупляются, плевать, что образы скачут как сумасшедшие. На моё солнышко напали! Посмели тронуть единственный источник тепла и заботы. Она приняла странного парня таким, какой есть, не оттолкнула. Пришло время показать, что выбор был правильным и уже самому вступиться за то, что дорого.

 Вспышка! Выброс аномалии переполняет тело. Оно не ведает слабости, не устаёт, и скорее небо на землю рухнет, чем эти камуфлированные выблядки смогут его хотя бы поцарапать, не то что убить. Вперед!

 Картина сменяется резко, вот уже показались первые шезлонги. Осталось немного, цель совсем недалеко. Холодный зимний ветер, покрывает инеем ещё теплый песок. Листва с деревьев и кустов опадает, буря сносит мусорные урны, трещат стекла ларьков, неба не видно. Даже маленького кусочка. Кругом мгла.

 — Лена! – позвал я громко, сам удивляясь тому, как прозвучал чертов голос. Резонируя, будто в пещере. Отчаяние, давно такого не испытывал. — Лена! Леночка!

 — Можете начинать молиться своим несуществующим богам. — Злость на камуфлированных тварей перевалила все пределы. — Никто не услышит ваши крики, и в ледяной тишине я разорву вас на части. Всех! До единого!

 Ленка. Нигде нет. Стоп. Она же говорила, что идет припудрить носик. К умывальникам! Только бы успеть. В танце снежинок можно разглядеть не только волчар. Сотни призраков, сотни отпечатков памяти — звери, люди, даже насекомые. К привычному хороводу льда присоединились и давешние солдаты. Плоть есть только у стаи и ласточки, но в любой момент, аномалия может дать всем тела. Стоит только поднапрячься. Птичку для того и создал — точно рассчитать свои силы и возможность. Бездна звезд щедро делится своей неиссякаемой энергией, взамен стараясь утащить к себе. Сейчас против Организации идет не человек, не носитель аномалии, даже не живая логия, а нечто куда более страшное. Не завидую я им. Вопрос в том, что закончится раньше — бой или моя воля.

 –̱͍͎̘͖͒͛͠ ̜̫͚͙͂̈́̎ͯ̚О̗̤̬̻ͦн̑̈́͛̚и̭͚͇͡, ̴̳͙͓̩̲̣͊ͮ͂́͌ͭ̚ͅ ̹͇͔м̼̊о͎̠ͤ̆̚ж̪̇̃е̣̱͙̽̃̕т̶̺̘̬̫̮̫͕̈͂̒͋̐, ͂͂ͧ͆̋̎̈͏͖̬̖͔̼̹̦й̢̼̰̫͈̼̋̉͗ͮ̆ͤ ̷̘̤̪ͤ́͛ͪ̀ͣо̶͕͇͔ͣͥͅт͙̼̖̇п̢ͫу̳̹̔с̠̘̠̬ͨ͆̈͑͛ͅт̟̒ͮя̜͘т̠̄͛̂̒ͤͨ͝.͙̝̠͔͓̱͊ͨ ̻̗̬̻̰̬ͭ͋̚Я͍͎͙͍̦̋́ͧ́͡ ̟͋̽̀͘–̿̇͒ͪ̋ ̴͈̗̄͊̋ͧͪͅн̴̩͚̟̻͚̒е̛̱̩̱͔͍̖̣̏ͤͬͨ͐̿ͣт͐.̍̌͋ͤ͏̰ ̖̺̬̦͞–̙̰̱̝͌̔͘ ̭͍̦̝̤͇̿ͦͨ̃͂̀̚ — Аномалия рвалась наружу, все тени, что следовали за мной по пятам… Нет смысла щадить врагов. Направив оружие на нас, солдаты подписали себе приговор. Кушать подано!
Развернуть

Реактор познавательный медицина реактор медицинский Фото на тапок фото на тапок и биомикроскоп. 

Есть такая болезнь - заднекапсульная катаракта.

Такой вид катаракты часто встречается у людей с сахарным диабетом, травмами глаза или, например, тяжелым отравлением (в том числе металлами и лекарствами). Да, это печально, но есть много способов повредить хрупкий метаболизм homo sapiens.

Основная фишка в том. что хрусталик при данном патогенезе мутнеет не полностью, а только его определенная часть, причем мутнеет зачастую стремительно и сразу ухудшает зрение. Например этот пациент очень удивился после обследования. Просто область поражения находится прямо (скука такая) в оптической зоне. И она полностью лишила человека предметного зрения, но когда в глаз попал его высочество тропикамид, зрачок расширился, и пелена отошла вниз. Пациент офи... обомлел, когда понял что ВИДИТ глазом. пусть и с потерей части поля зрения.

Лечится такая патология только хирургически. В случае когда подлежащие среды (особенно сетчатка) целы, зрение восстанавливается вплоть до 100%. И да, обычная катаракта зреет равномерно и годами. Всех нас это ждет, кого-то раньше, кого-то позже. Это как морщины, неизбежно. *минутка доброты* Ну, если доживем до пенсии конечно.

З.Ы, Фото сделано на старой щелевой лампе (микроскоп такой), пока одна рука держала телефон, вторая ручку микроскопа. Получилось что получилось, но думаю пелену на задней капсуле видно неплохо.
Реактор познавательный,медицина,реактор медицинский,Фото на тапок,фото на тапок и биомикроскоп.
Развернуть

реактор помоги Aion Игры 

Реактор, помоги найти хорошую игру.

Реакторчане, нид хэлп. Раньше очень любил играть в ММОРПГ Айон, именно из-за проработанного крафта. Было интересно собирать и преобразовывать тысячи ингредиентов зелья, броню, ювелирку итд. Сейчас оф сервак загнобили донатом и убили саму систему создания предметов (превратили в говно, где не надо мозгов, только деньги для крафтинга). Так же упростили всё что только можно.
Так вот, есть ли у кого на примете многопользовательская игра со сложным крафтом, где надо собирать ресурсы и подходить к этому с умом. Игра, где крафт важная часть процесса. Всякие том мморпг сайты предлагают хрень, и идти на фришки старой версии Айона что-то не хочется. Вот и обращаюсь к знатокам. Подписка или условно бесплатная, не важно, лишь бы интересная и красочная.
Ну и бонусом, минутка ностальгии.
Старый скрин, заклинатель с питомцами.


реактор помоги,Aion,Игры

Легион, в котором были друзья(

► н
11-го ранга \ <РаЙЗёН1
ДщШЕЕД
Высота = Дистанция 14т
лимцев
Кр.еп.ост ьТсе рь (Аадерев'Л
'Ратесерана
А смерти: Остров Ткисас.
[3.Поиск группы] Вахмурк: «Эсобые льготы управляющего (1)>продам
Скриншот сохранен (D:\Aion\Screenshot\Aion0209.jpg).
. [3.Поиск группы] В1аскВ№сИ: Продайте

Собственнолапно собранные внешки (да, я играл тянкой... тянками)

реактор помоги,Aion,Игры


Дом, милый дом.

ТгуОгСТПТТЕ^оир
(21:44) \31\'Жы группы] Доиарс: <Гримуар ззз&тоз Апол/и ХКЗрТЗ ПрЗГЛИ'/ЛГЗ (30 д.)> продал	^
(21144) [ЗЛОИСИ группы] И1гззШ]21; <Осо5ый золшебнэНе кзме£1ь> иуплю по 40ии	^
(21:45) [ЗЛойси группы] Оз^уп: Иинз^у^йВД!^ВыЩ,1 и,энзА1 »3(0]ШРЕ^\б.С(0]]7)Б ь) ';|1Ш&-:1
■ СГГЗЗШ.ИИОгйе


Любимый элементаль приседа... то есть, тайфуна.


			'tv í JÎ4 * ' ’f*»r ^ ¿ч,у»^д . ' ' i . ■ t-Vyl* * ^Ш^к9Л^ у*
H	HH 1.	ш	*Шш: 1 ;iill ж«Щё •• ■*.' w-<*7v.^uh» -Д^->Дку1 уУ#Му^ааДдД^ чУ\2тЯ1р^1^ИЬ«/~»у
- ■, —,реактор помоги,Aion,Игры


Случайно попавшая в кадр лолька

реактор помоги,Aion,Игры

Перед походом на босса.

				T¡S\
70			I , "^Шч s®e¡»pras Шг&щщш&%ш	
			^^кхци ; 7 шея			
			те	Ê .4 '		
			,ЛКмМ^, ~лвт+***^ШШ Ж		Ж toárfO	
		~~ ИГ - Yf ^AÜ**				
Д. \ L 'vj^L 1 мм» ^¿j 1 и В *1 В i U> \ ’ Va Г л^ВВ		[\ **' I* 'll			■	i fJL i jw _^ВгЭА |РШ^^и /í , f Wi * Ш J$ ШЁ&’
			J			
						J Л В « i "*иччж V

И вот, собственно истинно корейский (заебистый) крафт. *Печальный вздох* Но я любил его!

у Оттиск с памятника лордам
РУ Г -^ШЙЛ . ф Памятники лордам балауров
Изготовление
Инвентарь
Изученные рецепты
Результат:
Основной куб
[Эксперт] Кузнечное дело
Усиленные каталиумовые
■у/ Только выделенное (37/50)
Можно изготовить
Обычный ремесленный стол Необходимо:
^ Каталиумовые &

Спасибо за внимание.

ЪЪЪо
тгогг
гггггг
ггетттт
гггггг
£>£>£>&£>
£>£>£>£>£>
£ ^ ГГ Г
*>*>£>*>£>
ООО ООО
оооо
ооооооооо
ооооооооо
ООО 000
V1МС0М1М6^]
Изящный драконовый руфиллин /.
Воин 1-го ранга НАполШИСИЕУ <Райзен> • "•
					£Ш0|	
II						
I						
						
^7 (Еженедельно] Оборона 6. Ваша цель:


Развернуть

Визуальные новеллы фэндомы Лагерь у моря (БЛ) Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Алиса (БЛ) 

Оулвартс глава 5

***

Страничка на фикбуке

 Поход за покупками неожиданно затянулся. Нет, не то чтобы Доку не нравилось проводить время со своей подопечной — дочерью Алису тот стеснялся называть даже про себя — как раз наоборот, шоппинг затянулся именно из-за неконтролируемого желания странника подольше общаться с рыжей непоседой, с каждым словом, с каждым вдохом ощущая, как на давно уставшее, одинокое, отчаявшееся сердце проливается тепло.
Проще всего было закупиться в книжном магазине: продавец просто собрал всё по школьному списку, получил свои галлеоны, и целая гора фолиантов была тотчас же отправлена прямо домой. Телепорт — вещь. Удобно, практично, хоть и не так зрелищно, как способы транспортировки крупногабаритных предметов колдунами. Змей даже приревновал, когда его драгоценный ангелочек восхищенно пялилась на волшебников, творящих свои дешевые «фокусы».
 — Подумаешь, уменьшают предметы, левитируют их, трансформируют — показуха! — НЕмаг недовольно скрестил руки на груди, и с оттенком превосходства смотрел на балаган книжного магазина сверху вниз, в прямом смысле этого слова. По сравнению с английскими колдунами, коренной русский «шайтан» был просто неприлично высоким, а его широкие плечи так и норовили задеть покупателей и сами стеллажи. Спасала случайных прохожих от столкновений с сотней килограмм чистой доброты его, этой «доброты», нечеловеческая ловкость. — Пылью книжной пахнет, жуть. Понимаю — ретро, винтаж, но блин, какая всё-таки дыра!

 — Классно! Магия! Настоящая! Это точно не сон? Смотри, вон тот дядька с совой ходит! Скорей бы почитать купленные книги! Я точно смогу колдовать, если буду хорошо учиться? Да? Вау! — Мелкий бесенок аж подпрыгивала от возбуждения. Всё, абсолютно всё вокруг казалось таким интересным, даже ворчание приемного родителя, сетующего на отсутствие у аборигенов такой полезной штуки как кондиционер. — Давай теперь ещё куда-нибудь! Да?

 — Естественно, нам надо и мантии покупать, и котлы, и всякую чушь вроде звездных карт и пергамента, — тише, чем обычно, сказал спутник Алисы. Запах вспотевшей от беготни девчонки больно бил по его звериному обонянию, напоминая о… — А ведь всю эту макулатуру вполне заменит один планшет.

 «Господи, Чувак! — Внутренний голос парня, являющийся, вообще-то, полноценной личностью, был в легком ужасе. Каждый миг рядом с малышкой превращался в очередную дозу наркотика под названием «Алиса». — Я сейчас с ума сойду! Голос, глаза, волосы, даже пахнет точно как она! Это же НАШ ангел, пусть и из другой реальности! Да знаю я, что ей здесь одиннадцать! Подумаешь, как раз когда из тюрьмы выйдем, будет восемнадца… Ок! Ок! Шучу! Шу-чу я! Не о-ри!»

 Характер Дока, как и сама его личность, серьезно пострадали за годы скитаний. Но, встретив ЕЁ снова, осколки истерзанной души медленно собирались воедино, восстанавливая утраченное «я» так же быстро, как регенерирует его аномальное тело. Однако, вместе с прояснением сознания, возвращались и давно забытые чувства, а главным из них так и оставалось маниакальное желание вернуться домой. Дорога ещё не закончена, и даже финишная черта очень далеко за горизонтом, но сейчас Док просто хочет помочь одной маленькой сироте освоиться. Потом, когда рыжая ведьма заматереет и сможет крепко держаться на ногах, можно продолжить эксперименты с межмировыми вратами. Прошлая попытка закончилась грандиозным выбросом энергии, стершей с лица земли парочку необитаемых островов в Тихом океане. Потом… А пока, уставший от гнета одиночества путник снова мог улыбаться, снова мог жить ради кого-то, не погружаясь в полуавтономное состояние. Он даже вновь открыл для себя такое явление, как банальная ревность. Мелкая негодница смотрела на колдунов как на супергероев! Да кто они, и кто я!

 — Ой! Погода портится, — пискнула Алиса. Они вместе как раз выходили из магазинчика сладостей и мороженого Фортескью, где попробовали вкуснейший пломбир, «ледниколу» (Док выпил два литра!). Там подавали даже странное драже с гаммой необычных вкусов от кайенского перца до сладкой ваты. Парень тихо называл волшебников извращенцами, но продолжал играть вместе с дочкой в своеобразную кулинарную рулетку: кому попадется самый странный кусочек, тот и победит. Выиграла Алиса: серое драже в белую полоску оказалось на проверку со вкусом вяленого тунца.
Время за едой пролетело незаметно, а на улице уже начал коварно накрапывать дождь, угрожающий перерасти в полноценный летний ливень. Ну, такой, классический — с молниями, грязью по колено и сильным ветром, пробирающимся под одежду. Небо заволокло тяжелыми серо-стальными тучами, вдалеке рокотал гром. Малышка, уже свыкшаяся со своим невероятно мобильным опекуном, предложила следующее: — Порталом за зонтиками?

 — Хм… — Док задумался, глядя, как его дочь (как же трепещет сердце, когда так думаешь!) наблюдала за волшебниками с тихой завистью. Британские маги делились на три категории в методах борьбы со стихией: кто-то спасался наспех наколдованным непромокаемым плащом, кто-то — зонтиком, а некоторые — наложенным на себя водоотталкивающим заклинанием. Немало было и тех, кто решил не тратить понапрасну силы и протискивался в тут же ставшее тесным кафе. Взвесив все «за», «против» и «пофиг», носитель аномалии сказал: — Палочковая магия, пфф. Смотри и сравнивай!

 Док. Скрытный характер этого человека разительно менялся рядом с любимыми людьми. Алисе ещё только предстоит узнать, НАСКОЛЬКО девочка дорога ему на самом деле. Дорога… нет, лучше будет сказать — бесценна. Самим фактом своего существования, малышка была драгоценностью, нежно зажатой в руках однажды утопавших по локоть в крови. Что бы сказала Двачевская, знай она, что одно лишь её присутствие рядом со странником уже спасло несколько жизней? В своём автономном режиме, мастер пространства стер бы напавших на него авроров в порошок и даже не запомнил этого. И вот сейчас, существо, способное разрушать города, а в своей лучшей форме — и не только города… просто решило… выпендриться! Перед ребенком!

 «Ой-й, ну только не э-э-то-о-о, — протянул заунывно внутренний голос у него в голове. — Ты лишаешь нас шанса полюбоваться на промокшую Алиску… а, заболеет, говоришь. Точно. Тогда да, валяй. Только давай без фанатизма, Чувак».

 Как может оградиться от дождя носитель аномалии? В случае с Доком, самым очевидным вариантом было бы его любимое и тысячекратно испытанное кинетическое поле. Универсальный инструмент, с помощью которого можно одновременно защищаться, атаковать, маневрировать и ещё кучу всего — хватало бы фантазии. Однажды с её помощью парень даже создал высоченную стену, сплющив миллионы тонн льда и камня, чтобы защититься от… как их там звали? Беглые хладоки, нет… белые хохолки… а, точно — ходоки.

 Сейчас же, дело за малым, подойдет, например, небольшая полусфера над их, с Алисой, головами. «Нет, не то», — подумал Док. Выйдет почти тот же самый аналог зонтичного заклинания, которым тут пользуется каждый второй маг. Можно использовать глубокие знания природы сил из сотен и сотен миров, начиная от способности [Lok-Vаh-Кооr] и заканчивая умениями погодной магии. Пусть отрезанный от Абсолюта — источника своих самых невероятных сил, в мире с маной он может ещё очень и очень многое.

 Может быть, Док и понимал, насколько демонстративно будет выглядеть любой выбранный способ, ведь рыжую девчушку радовала сама магия как явление (может быть, резким контрастом с долгими серыми буднями в приюте?), а в случае с опекуном, Алиске и зонтика из портала будет достаточно. Никто так не заботился о сироте с тех пор, как её родителей не стало, никто так не улыбался робкой девушке, отчаянно косившей под хулиганку. Никто, кроме него. Алиска сама не заметила, как оттаяла, что-то в парне располагало её маленькое сердечко, наполняя столь незнакомым ранее чувством — чувством доверия. Однако, даже серьезно ограниченный в этом мире, Док оставался Доком. Он просто не мог быть равнодушным, когда находился рядом со своим маленьким ангелом. И поэтому вместо простенького купола размером с зонтик, или банальной телепортации в соседний магазин…

 [Кинетическое поле] просто накрыло весь Косой переулок, образовав купол, защищающий от ветра и дождя несколько километров пересеченной местности. Энергии на такое уходило прорва, но детский восторг в глазах Алисы перевешивал любое напряжение. Пусть Док и не делал картинных пасов руками, не читал заклинаний, да и сама преграда оставалась практически невидимой, возникнув на высоте в несколько сотен метров над землей, но… девочка поняла, что именно её приемный отец остановил дождь. Дело в импульсе энергии. Излучая её всем телом, носитель аномалии его уровня становится подобен атомной электростанции. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы почувствовать дрожь даже от простого работающего трансформатора. Здесь же это был почти шок. Молодая ведьма, как и многие покупатели неподалёку, слегка вздрогнули, ощутив порыв аномальной энергии.

***



 — А… а… вау! — Мелкая непоседа не находила слов, тыкая пальцем в небо, и восторженно наблюдая за опекуном, скромно убравшим руки в карманы, будто это не он тут нарушает законы физики. Девочка не понимала, что это, сирота просто не могла знать, сколь колоссальное количество опыта породило подобную способность. Она не ведала о том, что поле контролируется тончайшими, но очень мощными манипуляциями силы. Силы столь глубокой и многогранной, что магия палочек рядом с ней — просто детские фокусы. Не видела, что полусфера не затрагивает ни одного дома и не перекрывает ни одну улицу, что вода, сталкиваясь с незримым барьером, испаряется от резонанса, подобно тому, как это происходит в ультразвуковых увлажнителях воздуха. Для неё происходящее было просто «чудом», пока сам Док чудом, и без всяких кавычек… считал искреннюю улыбку маленькой девочки.

 — Ну, дождь почему-то вдруг закончился, пойдем за мантиями? — Парень сказал фразу будничным тоном, с каким покупал булочки в пекарне, и показал в сторону магазина: там толпилось немало школьников вместе с родителями. Сириус был прав, в плане покупок волшебники недалеко ушли от людей: вечно откладывают сборы на потом, а затем кусают локти, стараясь успеть и тут и там.

 — Магазин мадам Малкин. — Алиса прочитала вывеску, краем глаза глядя, как волшебники пялятся на пасмурное небо. — А нам обязательно черные мантии брать?

 — Так сказано в списке. Думаю, есть что-то вроде стандарта, как со школьной формой у нас. — Док галантно придержал дверь, пропуская Алису вперед, а затем вдруг принюхался, насторожился… — Пока сними мерки, я через пару минут подойду, надо кое-кого… кхм, поприветствовать. Давай-давай, время поджимает! Нам ещё за зверушкой телепортироваться, не забыла?

 Делать нечего, девочка вошла в логово страшной волшебной портной сама. Маги на улице по большей части смотрели на небо, не понимая кинетический купол как явление. «Какого Мерлина происходит?» — раздавалось отовсюду. Те, кто постарше, не стесняясь зевак, пуляли вверх диагностическими заклинаниями, стараясь выведать природу неведомой фигни. Бесполезно. Способности аномалии были весьма близки к ней, однако магией как таковой не являлись. А внутри магазина оказалось довольно уютно. Алиса ожидала увидеть что угодно, от старой, помешанной на тряпках ведьмы, до чудесной феи из сказок, с летающими вокруг иголками, но…

 — Какая милая к нам зашла девочка! — Мадам Малкин оказалась на проверку обычной тёткой в простой, но весьма добротной мантии. Тембр её теплого голоса развеял все опасения нервничающей девочки. — Как тебя зовут, милая? Ты одна?

 — Н-н-нет. — Справившись с волнением, юная ведьма занялась любимым ещё после знакомства с Грегоровичем делом — «осмотри волшебное место полностью!». От пола до потолка. — Со мной… папа. Он скоро зайдет, мне нужны…

 — Мантии в Хогвартс! Всем детям сегодня надо только одно, а ведь предупреждаем, не ждите августа, так нет! — хлопнула в ладоши хозяйка магазина, взмахом палочки открывая одну из дверей. — Проходи, становись сюда. Мерки сами себя не снимут, красавица.

 Алиса расслабилась: раз ничего объяснять не нужно, то хорошо, она просто позволит волшебнице сделать свою работу, а потом дождется Дока. Что может случиться в простом магазине одежд… Ох, черт! Чуть не вырвалась у девочки острая фраза: в соседней комнате сидела целая чета магов — отец, мать и сын. Все белокурые, красивые, в черных строгих мантиях, они синхронно повернулись к ней, удостоив сиротку в магловской одежде совершенно разными взглядами. Женщина просто смотрела мимо, будто Алиса была не человеком, а пустым местом, частью интерьера. Мальчик глядел с нескрываемым любопытством, а вот взрослый колдун… Алиса пожалела, что хорошо учила английский.

 — Про это я и предупреждал, Драко. Магловские отродья тоже будут учиться в твоей школе, старайся с ними не водиться. Хотя, сомневаюсь, что хоть кто-нибудь из них окажется в Слизерине и будет нечистой крови, — выдохнул он, поигрывая тростью в левой руке. Левша? Девочка была вдвойне обижена услышать такие слова от красивого ухоженного мужчины, который, поначалу, ей понравился. Даже покраснела, и взгляд отвела. «Показала слабость — дура!» — тут же мысленно отругала себя Двачевская.

 — А почему, пап? Она выглядит нормально, только одежда странная. — Мальчик, по виду ровесник Алисы, не выказывал никакой неприязни к незнакомке, наоборот, склонил голову с нескрываемым любопытством, разглядывал оценивающе. — Ноги крепкие, и руки что надо. Она будет хорошим игроком-охотником, если сможет держаться на метле.

 — Я было решила, что это очередной отпрыск Уизли, но, видимо, ошиблась… Маглокровки и так отхватили себе больше чем надо, а теперь с каждым годом их всё больше, — разочарованно протянула мать белобрысого пацана, она так и продолжала играть в игнорирование. — Не стоит засматриваться на тело, главное — кровь!

 — Вот-вот, слушай маму. А ты, мелкая, чего так уставилась? — Волшебник ловко перехватил трость правой рукой. А дело было в том, что сирота просто разозлилась, и не успела сгладить выражение лица. Эти волшебники! Они относятся к ней как к человеку второго сорта! Обидно! Неужели все они таки… а, нет. Она вспомнила улыбчивого мистера Сириуса и его не в меру активного кучерявого племянника. Просто они, что бы о себе ни воображали, такие же, как и все люди. Есть нормальные, а есть вот это вот.

 — Опять за своё, да сколько можно! Не смейте разводить скандалы в моём магазине, мистер Малфой, иначе будете закупать мантии в другом месте! — Хозяйка пришла вовремя, Алиса уже чувствовала, как под презрительными взглядами двух взрослых колдунов предательски защипало в глазах. Вот только расплакаться тут не хватало! Сам же Драко так и стоял на платформе, причем выглядел растерянно, а вокруг него порхали ленты и иглы, самостоятельно определяя размеры. Мальчик просто не мог высказать своё мнение открыто, но во взгляде паренька не было даже капли той неприязни, что так и сочилась из глаз отца. — Так, девочка, снимаем мерки! Не обращай на них внимания.

 — Не пожалей потом о своих словах, мадам Малкин. Пускать магловских детей в святая святых, Косой переулок, — чуть ли не выплюнул тот, кого продавщица называла Малфой. — Так скоро и чистокровных не останется, раз даже мой сын засматривается на эти отро…

 — Замолчите! — Алиса хотела закричать, но вместо этого её голос прозвучал жалобно и совсем по-детски. — Что я вам такого сделала?

 — Что сделала? — ответила худощавая женщина. Впервые, на лице блондинки появилось хоть какое-то выражение, и то была брезгливость. Сиротка почувствовала себя отвратительно, будто ведром помоев окатили. — Родилась грязной. И нагло вторглась в наш мир, а если наши дети от людей заразу подхватят?

 — Мама, я закончил с примеркой, давайте уже пойдем за палочкой, как и собирались. — Драко, в меру своих скромных сил, постарался прекратить конфликт, с извиняющимся видом пожимая плечами.

 — Конечно, пойдем. — Старший Малфой нацелился тростью на Алису. — Как только покажем грязнокровке, где её место, за столь непочтительное отношение обычно бьют розгами, но думаю хватит и ступефа… что такое?
 Воздух в помещении, казалось, потяжелел. Все в комнате замерли, как по команде. Даже мадам Малкин, которая, решительно сжав зубы, уже доставала свою волшебную палочку. Светильники на стенах моргали, дышать получалось с трудом. Давление пробирало всех, будто сжимая грудь невидимыми тисками. Оно не затронуло только маленькую девочку…

 — Надо же, из всех волшебников в Косом переулке моя дочка столкнулась именно с вами. Чистокровные. — Док появился прямо из воздуха, между Алисой и нацеленной на неё тростью, и, судя по всему, ему было глубоко наплевать на атакующий артефакт волшебника. Сказать, что голос носителя прозвучал страшно, значит не сказать ничего, даже у Алиски по спине промаршировал табун мурашек, однако, тут же сменившийся чувством защищенности. Она не привыкла, что теперь есть взрослый, на которого можно положиться. Глядя на широкую спину… отца, девочка едва сдерживала слёзы. Не заплакать от облегчения и благодарности было намного тяжелее чем от оскорблений. Детский дом вбил один жестокий урок: слёзы есть слабость. А тем временем… — Угрожать моей девочке вздумали, колдунишки? Ну, давайте, попробуйте… ещё раз.

 — Да что вы себе позволя… — Нарцисса потянулась было к палочке, висящей в футляре на поясе, но изящную руку ведьмы перехватил её собственный муж. Ладонь мага дрожала, медленно покрываясь холодной испариной.

 — ЦИССИ, НЕТ! — Позорный крик. Если бы аристократично-бледная кожа Люциуса стала ещё светлее, он вполне бы мог посоперничать с мраморной статуей. Рука волшебника мигом убрала трость за спину, а сам он делал вид, что всё нормально. Выдавали мужика только трясущиеся колени. Он узнал! Узнал эти глаза, этих ползающих по рукам змей. Вспомнил, будто это было вчера. — Уходим, живо!
 Про себя, блондин молился Мерлину и всем богам, чтобы Змей хоть частично не оправдывал свою жестокую репутацию, иначе всю чету Малфоев можно смело списывать в расход. Мстительный и хладнокровный, он не прощал тех, кто скалил на него клыки. Одно только побоище в логове оборотней чего стоит, говорят, даже стены были красными от крови. Развернув свою жену и сына в сторону двери, он подталкивал любимых к выходу.
— Пойдем. Пойдем, мы и так задержались, извините за беспокойств…

 — Погоди. — Прозвучал почти шипящий голос. Док шагал медленно, нарочито неторопливо, руки в карманах, плечи расслаблены. Аномальное давление, ещё миг назад гнетущее всю лавку, пропало, но ощущение нависшего над головами Дамоклова меча Люциус ни с чем не спутает. Слишком часто оказывался на грани, чтобы не знать когда дело действительно дрянь. — Наказывать мою дочь собирались, да? Весьма самонадеянно. Хм… а у тебя знакомый запах.

 — В-в-вовсе нет, мы видимся впервые. И… это была глупая шутка с нашей стороны. — Люциус не был кабинетной мышью, бывалый маг знал, с какой стороны браться за палочку, и редко поворачивался к опасности спиной. Как раз благодаря своему огромному опыту он и понимал сейчас одну простую истину: если этот странный тип захочет его убить, то никакая магия не спасет бывшего Пожирателя, как не спасла однажды самого Темного Лорда. Крестообразный взрыв, сокрушивший самого страшного мага столетия за жалкие пару секунд, до сих пор снился его соратникам в кошмарах.

 — Припоминаю. В прошлый раз ты был в маске, верно? Даже голос изменял. — Док задумчиво почесал подбородок правой рукой, левую же ладонь удобно расположил на рыжей макушке Алисы, успокаивающе поглаживая малышку. Миг — и он неуловимой молнией оказался рядом со старшим Малфоем, упирая указательный палец ему в грудь. Ноготь ощутимо надавил на мантию, туда, где под богатой тканью отбивало пулеметную очередь стремящееся свалить нахрен в пятки (!) сердце волшебника. — Однако… нос обмануть куда сложнее. Вы ведь поэтому блохастых обормотов на свою сторону сманили, или так просто совпало? Да не суть. Я прибил вашего босса только потому, что не было выбора, а вас же, стайку разбежавшихся шакалов в черных плащах, просто пожалел (на самом деле тебе было просто лень ловить всех и каждого, — напомнил ему внутренний голос), и что теперь вижу, а? Направить палочку на магла? Как храбро, как благородно! Настоящее деяние, достойное чистокровного волшебника.

 — Папа, это кто? — Драко хоть и испугался, глядя, как перетрусил его обычно величественный и спокойный отец, но всё же держал себя в руках, как положено благородному.

 — В общем, белобрысый, мы поняли друг друга? — Глаза носителя аномалии на миг приняли свою настоящую форму — вертикальный зрачок в обрамлении из радужки цвета расплавленного золота. — Стоило бы сказать что-то вроде «почаще оглядывайся», но не стану, понимаешь?

 — Да, я всё понял. — Люциус помнил, с какой скоростью разорвало на части повелителя, тут никакая бдительность не спасет. Защитные заклинания Волан-де-Морта могли выдержать обстрел всех авроров министерства магии, но спасовали перед одной смертоносной атакой человека. Нееет, не человека. Перед ними монстр, в людском обличье. И эта рыжая — его ДОЧЬ?! Может, всё же подумать о предложении старого товарища Каркарова, и отдать Драко в Дурмстранг?

 — Вот и славно. — Док улыбнулся, отчего старший Малфой отшатнулся как от огня, а затем обратился к Драко. — Малыш, ты ведь одногодка с моей девочкой, надеюсь, между вами не будет недопонимания.
 Юный маг промолчал, не зная, что сказать. С одной стороны — отец, с другой — незнакомец. Ситуацию разрулила Алиса, потянув приемного отца за рукав. Она не забыла, как Драко пытался помочь незнакомой девочке, и, по сути, провернула такой же фокус.
 — Па-а-п, мерки сняли, пойдем дальше?

 — О, конечно! — Док тут же забыл про наглых колдунов, будто их и не было. Нет, неожиданная атака закончилась бы для Люциуса переломом всего организма, но интерес к ним носитель аномалии просто потерял. Куда важнее слово «папа», прозвучавшее из уст рыжего ангелочка. Если бы кто-то из присутствующих обладал таким же чутким носом, как он сам, то мог бы и приметить легкий запах крови, поднимающийся от обуви Змея. — Я тут котлы купил, пока приветствовал старого друга, и реагенты для зелий. Остались пара мелочей, а потом за совой. Вперед и с песней! Что до вас, уважаемые чистокровные маги, то… эта девочка — моя ДОЧЬ! И, не дай Мерлин, хоть одна палочка её ранит…

 «Кровью захлебнетесь, обнаглевшее колдуньё! — Шиза разошелся не на шутку, угрозы подопечной от каких-то магов раззадорили внутренний голос не на шутку. — Скажите спасибо, что тут рыжий свидетель! Тьфу!»


Развернуть

Лагерь у моря (БЛ) Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Визуальные новеллы фэндомы Виола(БЛ) 

Замерзающий мир, глава 16: Кофе, фикус, дотора. (Осторожно, в этой главе много нецензурной лексики)

Страница на фикбуке
 — Пиздец. Пиздец. Это. Просто. Пиздец, — тихо, но зло, шептала Виолетта Церновна Коллайдер, сидя у себя в кабинете. Доктор была в отчаянии, опустила голову, массируя нещадно ноющие виски. Грандиозные планы, которые она строила в отношении Дока, полетели к чертям собачьим. Логия! Твою же ж мать, ло-ги-я! Какие возможности упущены! — Как мы вообще проморгали натуральное предательство?!

 — Никто не мог предсказать, что военные устроят ход конем. — Ямада сидела на кушетке, попивая горячий кофе. А рядом с самим кофейником доктора колдовала Ольга, готовя себе любимой латте и одновременно поливая куст фикуса, с которым просто не расставалась. Ленивая, в общем-то девушка, любила в этой жизни всего две вещи. Сами догадаетесь, какие?

 — Идиотыпридуркидибилы!!! — на одном дыхании выплюнула Виола, краем глаза наблюдая за стоящей на столе чашкой Петри. В стеклянной нише лабораторной посуды лежала та самая граната, мимоходом замороженная ледяным носителем, и… таяла. Целиком. При этом стены емкости покрывались инеем от излучаемого холода. — Посмотрите!

 — Лёд как лёд, — флегматично отозвалась мечница. Она уже мужественно восстановила душевное равновесие (не без помощи ста грамм коньяка в кофе…). — Тает и тает, что тут такого?

 — Фу-у-у-у-х. — Доктор пожалела, что кибернетики сейчас слишком заняты. Вот кто сразу понял бы, что именно она имеет в виду. Блондины в настоящий момент занимались перехватом информационного поля лагеря: блокировали стороннее вмешательство, перепрограммировали систему безопасности, изолируя камеры видеонаблюдения. Черт! Второго такого косяка Виола не допустит, даже если придется подключить весь свой авторитет! Даже если её драгоценные мозги будут течь из ушей от перенапряжения! — Граната… Она была металлическая, с детонатором и взрывной начинкой, а сейчас — посмотрите, просто посмотрите на неё! Даже микроскоп не нужен. И подумайте, блин, девочки!

 — Сейчас это просто кусок льда… — Яма прошептала эти слова, потихоньку догадываясь, что хочет донести до них начальница. — Через неё даже свет проходит. Полностью прозрачная.

 — Вот именно! Он изменил молекулярную структуру вещества, как будто так и надо, его аномалия никакой, нахуй, не лёд или термальный манипулятор! — Виолетта Церновна материлась как никогда в жизни. — Одно только присутствие Дока искажает материю и саму природу вокруг него! Каждый шаг, каждый вздох этого парня — превращал лето в зиму. Это не просто сила, это не просто излучение. Да ёб вашу мать, военные напали на самое страшное существо на планете, а теперь ещё и выёбываются! «Так было нуууужно, так приказаааали, он опааасен»! Имбецилы, сссскот, ннненормальные. Боже, за что мне это! От Кэпа не ждала, честное слово. Теперь хрупкое доверие подорвано, Док не станет нас даже слушать. Слишком осторожен и хладнокровен. Су-кин сын! Тоже хорош: знает же, что практически неуязвим, и пользуется! Странно, что Соню не прибил, я бы в милосердие играть не стала.

 — Ещё не поздно всё исправить, давайте я с ним поговорю. — Ольга не могла смотреть, как страдает её подруга. Виолетта Церновна была не просто главой аналитиков, она никогда, НИКОГДА не бросала своих людей, помогала и вытаскивала ребят из таких передряг, рядом с которыми помощь Доку в роще — это так, мелочи жизни. То, что она говорит про снайпера-невезучку — ложь. Навряд ли доктор Коллайдер способна на хладнокровное убийство, в отличие от НЕГО. Футунарь действительно боялась (!) логию, боялась даже посмотреть в холодные глаза Дока. Впервые животный страх подсказывал её инстинктам одно слово — «Беги!». Но ради друзей можно и жизнью рискнуть. В груди агента билось золотое сердце, и оно не раз и не два мешало ей на заданиях…

 — Военные меня не послушали, — задумчиво пробормотала доктор Коллайдер. — Они не наказали отряд, а только эвакуировали их. Кэп… Ребята… Почему они предали нас? За что? Я всего лишь хотела решить дело миром. Это «ж-ж-ж» неспроста, под меня открыто копают яму, вот только хрен им. Точнее — хрен ей, Нахи.

 — Может, всё не так гладко, как кажется. Организация уже давно разделилась, и иногда интересы её отдельных лидеров просто не совпадают. Изначальная идея, на которую вдохновила Саманта, исчерпала себя. — Ямада допила напиток, метким броском отправляя одноразовый стаканчик в урну. За окном светило солнце, и только кондиционер спасал девушек от летнего зноя. — Что-то странное творится с вояками, не нравится мне это.

 — Тандем блондинов пытался разузнать всё что можно, но через сеть к солдафонам теперь не пробиться, — Виола ударила кулаком по столу. — И ведь сама заказала для них этот чертов файрвол! Теперь движения предателей просто не отследить, и если нападение повторится…

 — Никто не скажет, чем закончится следующий бой — ни аналитики, ни Оракул, — прошептала Ольга, поглядывая на кофейник. В мыслях боевого носителя боролись благоразумие, сдерживающее от передозировки кофеина, и жажда выпить ещё. — Солдаты Организации уже давно развили непонятную деятельность. Все эти неприкрытые провокации конфликтов, якобы ради тайных целей.

 — Вот возьму, и скажу! — прошипела Виолетта Церновна. — Он снова наваляет всем по первое число. Логию не одолеть, даже теоретически. Это невозможно. Как он вообще умудрился не то что выжить, а сохранить человеческое (а человеческое ли?) сознание в этом режиме: Датчики не просто его фон зафиксировали — они чуть не сгорели все разом. Проценты излучения там не просто так, они выражают степень замещения обычной материи аномальной. Стольник! Ходячий, мать его, ядерный реактор! Может, я и нагнетаю, но Док вполне способен устроить планете Земля очередной ледниковый период. Мировая катастрофа прямо у нас под боком, а эти… УЁБКИ тыкают её палкой: «Ну-ка, давай, разозлись! Фас! Покажи фокус!»

 — Я буду его ненавязчиво прикрывать, а Эл с Шуриком попробуют обезопасить дистанционно. Остаётся только решить, кто попробует поговорить с этим психом напрямую, — вставила свои пять копеек Ольга. Кофеиновая наркомания взяла верх, и девушка допивала уже третий стакан. Изящная ладонь нежно поглаживала листики фикуса, а глаза задумчиво смотрели, как за окном плывут облака.

 — Пси-ихом?! — вскипела доктор. — Он поступил так, как мог только тактик. Не прибил всех нас, хотя мог, и мог, сука, легко. Блин, вы понимаете? Лена — это его единственное уязвимое место. Предохранитель, можно сказать. Пока она цела, Док не пойдет открытой войной, но если наши жертвы эволюции её тронут… Господи, где мои таблетки…

 — А может, не надо?

 — Надо, Яма, надо. А то с ума уже схожу.

 Виолетта Церновна открыла ящик в столе, доставая пару таблеток вроде бы запрещенного к открытой продаже препарата. Но когда в твоих руках бразды власти, можно хоть кокаин с Кубы возить, тоннами. Нейролептик хоть и не являлся наркотиком, в прямом смысле этого слова, но он нехило так бил по нервной системе. Пусть, девушке сейчас нужно хоть как-то взять себя в руки! — Кэп. Гнида Нахи. Как же до вас добраться? Вытащить из-под крылышка военных и отыметь в самой жестокой и извращенной форме. Та-а-кую комбинацию похерили! Он мне руку протянул, девочки… доверился…

 — Виола, пожалуйста. — Ямада первая подскочила с места и бросилась к аналитику. Впервые в жизни мечница видела слёзы, безмолвно текущие из гетерохромных глаз. — Всё наладится, мы выкрутимся, как всегда.

 — Как выкрутимся?! — Виола повысила голос: для уравновешенной женщины последние дни вылились в ужасающий стресс, способный пошатнуть даже её непоколебимый разум! — Он что, просто зайдет, и скажет: «здравствуйте, я вас прощаю» — ага, всего лишь убили разок, с кем не бывает, — а потом ещё добьет фразой «давайте жить дружно»?!
 В этот самый момент двери кабинета распахнулись, и в комнату, как к себе домой, зашел человек, кого здесь ну совсем не ожидали увидеть.

 — Привет. Я с миром, давайте жить дружно, — спокойно произнес самый страшный носитель аномалии на планете. Яма уже держала наготове меч, а Ольга стояла за спиной Виолетты Церновны. В одной руке пистолет с транквилизатором, в другой — куст фикуса, стаканчик кофе надежно стиснут в зубах… война войной, и что теперь, кофе выливать?! Еретики!

 — Мда, что-то подобное я ожидал увидеть. — Ледяной король сел на кушетку, вольготно откинув голову на стену, устало прикрыл глаза. Он не боялся. Вообще. Вот нисколечко. — Фух, что за день: Идиотизм же. Цирк и клоуны, как думаете, коллега?

 — Рада, что ты понимаешь весь пиздец происходящего, да ещё и так спокойно. — Доктор Коллайдер собралась, напряглась, как натянутая тетива. Холодный разум взял эмоции в ежовые рукавицы, а ноги продолжали предательски дрожать. Страх за свою жизнь не давил на нервы, хоть она и понимала — на таком расстоянии их не спасет ничего, больше беспокоила чудовищная ответственность за будущее. Сейчас или никогда. Неужели она недооценила его хладнокровие, и Док намного, НАМНОГО превосходит своё описание по части тактики? — Нас подставили. Просто, но грамотно, и к тому же — весьма нагло.

 — То есть, структура вашей Организации не монолитна… — задумчиво прошептал он, а затем обратился к агентам: — Уберите свои игрушки, мы это уже проходили. То, что моё тело сейчас не покрыто льдом, не меняет того факта, что оно вам не по зубам. Поговорим. Ещё раз.
 Док просто излучал ледяное спокойствие, в кабинете стало немного прохладнее, мороз, однако, ласково царапал кожу девушек, намекая, что не надо тут бузить. Контроль носителя над своей силой вырос в разы. Эволюционировал за какой-то день! Это не есть хорошо…

***



 «Последовав совету хвостатой подруги, ноги сами принесли тело сюда. Юля, если это выльется в очередную потасовку, и не дай бог в ней пострадает Леночка, я устрою этим заигравшимся в шпионов засранцам ТАКОЕ, что замёрзшее цунами покажется организации просто смешным».

 Но всё же, думаю, что не зря пришел к ней. Виола. Виолетта Церновна Коллайдер. Нравятся мне гетерохромные глаза этой девушки. Умные. Честные. Вот только поддатые немного, под чем она? Если доктор не виновата в инциденте, то, вполне возможно, поможет нам? Чёрт. Надо думать, и ни в коем случае не делать поспешных шагов. Меня лично убить невозможно, а даже если бы и да, то что терять? До недавнего времени было нечего… Лёд способен остановить любую атаку, и даже смертельная для простого организма рана не помеха нарушающей законы физики регенерации. Только вот есть одна критическая уязвимость. Теперь есть. Лена. Любимая и нежная, ранимая и решительная, стеснительная и страстная. Характер наверняка единственный в своём роде. Девушка — чудо. Моё сокровище.

 — Я прибыл к вам. Сам. И, надеюсь, что сегодняшнее недоразумение не повторится. Неприятно, знаете ли. — Показываю рукой на окно. — Посмотрите наружу! Там дети на пляже играют, там тепло, там солнце светит. Я никогда и никому не причинил вреда без причины. Почему тогда напали? Ваши люди не снотворное в ход пустили, а бронебойную пулю!

 — Военный отдел нашего… кхм… предприятия! Вот. Они немного того… поехали кукушкой. — Язык Виолетты Церновны заплетался, и, даже учитывая то, что красавица сидела в кресле, её ощутимо пошатывало. Яс-нень-ко. Либо прибухнула, либо выпила что-то сильнодействующее. Знакомо. Не мне её судить. Нервы — не железная штука. Ух, завтра ей будет хреново…

 — И мне теперь из-за ваших разногласий что, глаза на затылке растить?! — Голос пока получалось контролировать, но изо рта нет-нет да вырывалась предательская струйка холодного пара. — Может, по виду и не скажешь, но у меня девушка, — офигеть, конечно, — есть, друг, семья, черт побери! И все они в опасности, ибо Организация, видите ли, делит власть… Знаете что! Не собираюсь такое отношение терпеть! Кто отдал приказ устранить?! Отведите прямо к нему, можете даже наручники на меня надеть, но дайте посмотреть этой твари в глаза! — Перед тем как я её заморожу.

 — От того, что взбунтовавшаяся, — в меня, вообще-то стреляли, женщина! — логия убьёт одну из глав Организации, легче никому не станет, — ответила одна из трио брюнеток-истеричек (о, а им подходит!). Её, кажется, Ольга зовут. Она убрала пистолет, положила на стол фикус (странная у мадам пирамида ценностей конечно), отпила кофе из бумажного стаканчика, и добавила. — Мы пытаемся разобраться со своими проблемами, а ты — со своими. То, что на тебя совершили покушение — наш просчет, однако, если произойдет ещё один подобный выброс, мало никому не покажется. Случай с цунами уже обсмеяли в сети как фейк, нашли даже «признавшегося» в монтировании блогера. Такие дела, мнением общества весьма легко управлять, вставляя правильные комментарии, они даже очевидцам не факт, что поверят. Эй, не смотри так хмуро, Док. Ты нас спас! Всех.

 — И, за такое положена компенсация. — Виола поспешила достать из загашников старый добрый прием сильных мира сего — «пряник». Ну, давай, удиви меня. От подарка я не откажусь, вот только, надеюсь, она не будет прибегать ко второй грани метода. Хотя… если кнут будет кожаным, а сама она в обтягивающем тело латексе, то не откажу… тьфу. Раз пошли пошлые мыслишки, значит, я уже практически оклемался. — Дай-ка подумать…

 — Просто пусть ваши камуфлированные балбесы меня не трогают, этого хватит. Или нет, пусть нападают ТОЛЬКО на меня, так даже лучше. Заодно и количество самонадеянных идиотов сократится. — Как вспомню рожи тех солдат — убивать тянет, особенно негра, не знаю, почему. Каким чудом я пришил только одного нападающего? Помню, после того как восстановилось сознание, пришлось приложить недюжинную силу воли, чтобы сдержать фатальный порыв и не покрошить вообще всё живое в радиусе нескольких километров. Заморозить даже последнюю муху. Остановила мою руку, уже разбившую первого солдата на осколки, странная картина. Просто перед глазами на миг возникла ЕЁ печальная улыбка. Мда. Писец подкрался незаметно. Любовь — когда-то меня буквально тошнило от этого слова, как и от обилия ласкающихся парочек вокруг. Сейчас же всё бы отдал за парочку счастливых дней с Леной. Так. Будем торговаться до последнего! Недаром мой дед водил караваны по горным перевалам.

 — Вот чего я обещать не могу, так это твоей неприкосновенности. Военные последнее время действуют независимо от аналитиков, отдел стратегического планирования заигрался в политику и начал забывать, что аномалии… не смотри так, да, ты самая настоящая аномалия! И причем весьма грозная, (у неё там на столе, что, граната ледяная?) — Так вот, они забыли, что подобные тебе не всегда поддаются логике. — Виола умоляюще посмотрела на Ольгу и Яму. Не знаю, ментальную команду она использовала, или девчата понимают друг друга с полувзгляда, но одна направилась к кофейнику, а вторая — положила на стол меч (ну наконец-то!) и стала разминать затекшие плечи начальнице. — Пока удастся найти рычаг давления и приструнить Нахи, пройдет время, на ВАС снова могут напасть. Я не всесильна, пока что… и надеюсь на твоё понимание, коллега. Никто. В этой комнате. Тебе. Не враг. Ну, во всяком случае, если ты прекратишь источать холод, от которого может пострадать несчастный фикус.

 — Мда. Всё познается в сравнении, оказывается, не такой уж я и псих. — Смотрю, как дендрофилка, чертыхаясь и проливая драгоценный кофе, выставляет свой кустик за окно, навстречу ласковому морскому бризу. Обо мне бы так кто заботился! — Ваша правда, Виолетта Церновна. Надо перестать впитывать окружающее тепло, а жаль, крутая способность, и греет так, что не холодно. Мне, во всяком случае.

 — Его определенно стоит познакомить с Оракулом, после него даже самый сумасшедший тип будет казаться просто лапочкой. — Полуяпонка усердно наминала плечи доктору Коллайдер, а та, зуб даю, находясь ещё и под каким-то психостимулятором, аж поскуливала от удовольствия, тихонько закатив глаза к потолку.

 — Да-а, вот так, Яма, ты просто ювелир. Знаешь, как сделать девушке приятно. Больше не буду шутить про твои наклонност… Ай, больно же! О, а хотя… Продолжай. — Виола выглядела расслабленной, но темы поднимала серьезные. — Вот такой расклад, как тебе? Мы займемся защитой Лены: кого-кого, а логию оберегать бессмысленно. Не нужно быть гением, чтобы предсказать твоё поведение, случись так, что девушка пострадает. Вояки упертые, и на данный момент уже вконец оборзели, но идти на открытое предательство… Как так…

 — Рыба гниет с головы, верно. — Достаю из кармана пачку сигарет из дьюти-фри, хомячья натура всегда велит держать в кабинете запас на случай непредвиденных обстоятельств, вот и захватил с собой. А зажигалки нет. Погодите. Если хоть часть той информации, бредом пронесшейся в голове после остановки сердца верна, то… Щелчок пальцев — и искры энергии пробегают по коже, сталкиваясь друг с другом в районе ногтей, высекают всполох пламени. Это лишь отголоски той реальности, что оставила незаживающий след в душе. Способность, которая имеет более глубокую природу, нежели мой «лёд». Управление самой сутью веществ. Дремлющая в теле аномалия на миг воспламенила кислород в воздухе. Половина ученых мира (в том числе я сам), отдали бы очень и очень многое, только чтобы понять, как такое вообще возможно. Вдыхаю. Горячий дым идет по горлу прямиком в могучие лёгкие (да-да, скромность и я — вещи несовместимые, зря, что ли, над телом работал годами?). Выдо-о-ох. Уф, хор-рош-шо. Хорошо, что мои драгоценные альвеолы не мрут от дыма, как у нормальных людей. — Кто-то из ваших командиров явно точит на меня зуб. Он не жилец, сразу говорю. Как только увижу — ему пизда, уж извините за откровенность. Жалеть тех, кто может ударить в спину — удел добродушных идиотов и героев мультфильмов.

 — Да убивай Нахи на здоровье, можешь даже трахнуть перед этим, или даже после… — Коллега явно не в теории знает, где доставать сильнодействующие препараты! Может, попросить её поделиться, в качестве этой самой «компенсации»? Я не человек, практически, как бы обидно не было это признавать. Так что даже самая сильная доза чего угодно меня не убьет (хотя беляши на местном вокзале вызывают легкое беспокойство). Что для Homo sapiens — смертельный яд, мне будет как раз достаточно? чтобы рассла… боже, и о чем я думаю?! Просто бы обнять ещё раз свою тёплую малышку, зарыться в пушистые волосы, коснуться губами нежной кожи… И никакого наркотика не надо, только бы Лена рядом была. — Нахи… Вот только фиг её найдешь. Сука окопалась так глубоко, что мои ребятки понятия не имеют, где искать эту подколодную змею. Как только приказала Кэпу тебя устранить, будто в воду канула.

 — Не обижайте змей сравнением с черномазой, не говорите Джо, засранкой. И, между нами говоря, дама она так, на любителя, — скривила кислую мину массажистка-якудза, не прекращая отправлять свою подругу в рай точечными движениями ловких пальцев. У той аж пот на лбу выступил, а как она закусывает нижнюю губу, чтобы не застонать…

 — Вот-вот, слушай Яму, она у нас по девочкам спе-е-е-ециали… Ай, а вот сейчас и правда больно было! — Виола на миг взяла себя в руки, потрясла головой, хлопнула по щекам, приводя мозг в чувство, уже явно жалея, что воспользовалась допингом перед неожиданными переговорами. — Я нанимаю тебя, Док! Считай, что корочка штатного аналитика уже в лежит в кармане этих безвкусных джинс.

 — Что?
 — Что?
 — Nani?

 Три голоса прозвучали одновременно. Что я, что длинноволосые курв… то есть, девушки с очень сложным характером, знатно удивились. Ольга чуть не выронила кофе, поймав тот над самым полом. Пальцами. Левой ноги. В носках! Ловко, однако… Куда я попал?! И вот эти три особы ещё несколько минут назад считались нашими врагами? Странно. Не чувствую и капли фальши в её словах. Вы все — книги. Каждый жест, каждый вздох можно прочитать. Моторика, мимика, даже взгляд. Они говорят о нас многое, даже если язык врет напропалую. Мой анализ человеческого поведения ещё ни разу не давал осечек, включая тот случай со снайпером. Я шел убить его, но, увидев вместо жаждущего моей крови врага напуганную девочку, изо всех сил старающуюся выглядеть грозной, не смог поднять на неё руку… Слабак.

 — Аналитиком? — Ямада первой обрела дар речи, подобрав упавшую ненароком челюсть с пола. — ЭТОГО? — Полегче милочка! — Вы бы ещё ядерную бомбу за стол посадили!

 — А что, парень с мозгами. С ним будет куда удобнее исследовать… его же. — Тут Виола совсем по-девичьи хихикнула. Уловив изменения в поведении собеседника, девушка безошибочно поняла, что враждебностью от него больше не пахнет. Может, не я один учился «читать»? Ей вроде по статусу положено иметь такой навык. Тогда как она, вся такая продуманная, проворонила мятеж (ёбаный мятеж!) под самым носом? Ой, дело пахнет керосином! А девушка тем временем разошлась не по-детски: — Да, к черту всё! Гори этот ёбаный мир синим пламенем!

 — В-в-ы ч-чего? — Ольга застыла на полпути, когда доктор встала с кресла (это ещё мягко сказано, скорее — выпрыгнула) и забрала у той горячий стаканчик с кофе. Всего парочка шагов понадобилось Виоле, чтобы подойти ближе к моей кушетке и склониться над слегка прифигевшим от такого фривольного поведения собеседником. Ладонь молодой женщины, обжигая кожу теплом живого человека, прошлась по щеке, и… утащила недокуренную сигарету прямо из приоткрытого рта.

 — Ммм, эспрессо с запахом носков, мой любимый. Будешь глоток? Лапки Оли пахнут восхитительно. — Она смачно, другого слова сейчас и не подберешь, вытянула остаток табака одним глубоким вдохом и ме-е-едленно выпустила дым в потолок. Вид с кушетки открывался просто восхитительный, я хочу такое же надежное будущее, как пуговицы на её халате! Случись подобное год назад, когда я просто не знал Лену (как бы ни была красива Виола, в ней нет того, что тянет меня к ненормальной, но любимой девочке), и, кто знает, доктор Коллайдер вполне могла получить преданного сторонника, пользуясь одним только своим шикарным (не поспоришь) телом. — Если согласен, просто скажи «да». Подпишешь документы позже. Мы СВОИХ в обиду не даём.

 — !!! — И как тут что-то сказать? Она специально так нагнулась? А нога на кушетке?! Строил тут из себя хладнокровного. Гетерохромная задница (кстати, ещё какая задница!), вмиг перешла в наступление, не оставляя выбора. Надо попросить отсыпать немного её фирменной дури…
Развернуть