Genshin Impact фэндомы Keqing (Genshin Impact) Zhongli (Genshin Impact) скриншот 

Когда узнала, что дед-пердед отказывается сотрудничать

GenShiH IMPACT,Genshin Impact,фэндомы,Keqing (Genshin Impact),Zhongli (Genshin Impact),скриншот
Развернуть

Genshin Impact фэндомы Diona (Genshin Impact) games флуд Lumine (Genshin Impact) 

Картинка просто шоб булы, а сам пост тупо нытьё, ибо больше поныть некуда (держу в курсе)

Сначала немного про мои приоритеты в этой игре, пока все хотели Дилюка, я хотел Джинн(которой до сих пор у меня нет, грустьпечаль), ибо нахуй нужны мне мужики в коллекционке про вайфу. Пока все качали гео-архонта, я качал Ноэльку, пока все выбивали Тарталетку, я радовался выбитой Кэцин. На прошлом баннере уверенно с ноги первой же круткой выбил себе Розарию, так же известную как госпожа с понерфленной грудью. И вот сегодня с утра сажусь выбить себе Янь Фэй, ибо мне очень хочется пиро катализатора в тиму, а баннер Кли я в своё время успешно проебал. Результаты: две Дионы (которая уже была на с2), четыре(!!!!) Ноэльки (которая уже на с6 давно) и дважды Чжун Ли, которого я бы с радостью променял на хотя бы одну ЯньФэй. А ведь я уверен, что где-то там есть человек, которому очень нужен этот Моракс, а попадала ему юная адвокат ЛиЮэ. Кароч ёбаный рот этого казино, здесь дилер мудак, ю булщит ай фак.
 b V gXI \A Zà ^rfÉI %^' \ /\жШ,Genshin Impact,фэндомы,Diona (Genshin Impact),games,флуд,Lumine (Genshin Impact),Female Traveler (Genshin Impact), lumine (genshin impact)
Развернуть

That Works​ ковка ручная работа ковка дамаска кузнечная сварка Black Strobe - I'm A Man Илья coub 

Развернуть

Harley Quinn (мультсериал) Warner Bros. Animation Мультфильмы Harley Quinn DC Comics фэндомы Ivy Poison спойлеры 

Harley Quinn (мультсериал),Warner Bros. Animation,Мультфильмы,Harley Quinn,Харли Квинн, Харлин Квинзель,DC Comics,DC Universe, Вселенная ДиСи,фэндомы,Ivy Poison,спойлеры
Развернуть

альтернативны единорог Виталий скетчи комикс Каляки маляки длиннопост 

альтернативны единорог Виталий,скетчи,комикс,Каляки маляки,длиннопост
Развернуть

КС155 покинутые продолжение много текста творчество рассказ story песочница 

Снова привет тем, кто меня читал, если такие ещё остались. А если нет, значит просто говорю сам с собой, впрочем, ничего нового.

Златовласка и Пионер бежали от преследователей, что хотели узнать, как попасть в родной мир девушки. "Милая, беги, я выиграю тебе время", крикнул Пионер, и отпустив руку Златовласки, ринулся навстречу преследователям, а его спутнице ничего не оставалось, кроме как постараться как можно быстрее добежать до телепорта и привести подкрепление, чтобы спасти любимого. БАМ! ХРЯСЬ! БУХ! Пионер ворвался в ряды своих врагов, сразу же снеся с дороги первых двух...
- Милая, ты уже поела?
- Да, папа.
Высокий, широкоплечий мужчина, с огненно рыжими волосами и такой же рыжей и густой бородой, показался из-за книжной полки. Он вернулся к своей дочери, которую оставил в здании заброшенного магазина, чтобы разведать обстановку и определить, куда держать дальше путь. Такая же рыжая, как и её отец, девочка лет 10 тем временем играла на полу, а игрушки ей заменяли деревяшки, с воткнутыми в них палочками, которые лишь отдаленно напоминали людей, которых она представляла в своей фантазии.
- Так так так, опять настойку не выпила? - мужчина строго взглянул на дочь своими болотно-зелеными глазами.
- Ну папа, она очень невкусная, - дочь парировала строгий отцовский взгляд своим жалобным. Глаза она тоже унаследовала от отца, но они были куда более чистые и больше напоминали два изумруда, и в её взгляде читалась детская игривость и открытость всему миру, а не усталость от жизни, как у её родителя.
- Веснушка, ты же знаешь, не выпьешь его и тебе опять станет хуже, тогда папа уже не сможет тебе помочь.
- Ладно, ладно, я выпью, - девочка зажала нос и залпом проглотила воду, настоянную на неизвестных ей травах, - бэээ, она такая противная.
- Знаю, милая, - отец нежно погладил девочку по голове, - но пока не найдем тебе лекаря, это всё, чем мы можем сдерживать твою болезнь.
- Ты каждый раз это говоришь, папа, но где этот лекарь?
- Пока не знаю милая, но надеюсь в ближайшем городе мы его найдем. А если там его не окажется, обещаю, уж в городе папа найдет что-то, от чего тебе станет намного лучше.
- Папа, а я знаю что тебе надо сделать, чтобы мне стало лучше, - радостно улыбнулась девочка.
- Правда? И что же?
- Поиграй со мной. Видишь, вот эта деревяшка, это Пионер, он дерется со злыми людьми, это которые камни, а вот это Златовласка, она как раз хотела привести помощь, и когда они расправятся со злыми людьми то придут за нами и заберут в свой мир.
- Доченька, я же уже говорил тебе, слухи о Пионере, которые мы слышали в той деревне, просто выдумка людей, которые считают, что где-то есть мир лучший, чем этот. Но никто не придет и не спасёт, и надо, как тебя учил папа, надеяться только на себя.
- Ну папа, это же просто игра, ты бука, - девочка надулась и отвернулась к стенке.
- Ну прости, прости, - мужчина обнял свою дочь, - папа очень тебя любит и не хотел тебя обидеть.
- Я тоже тебя очень люблю, пап, - девочка моментально забыла про обиду и обняла отца в ответ.
- Ну хорошо, нам надо выходить, если хотим успеть пройти достаточное расстояние до вечера, - отец встал и начал собирать пожитки.
- Пап, а можно я кукол с собой возьму?
- Милая, чему я тебя учил?
- С собой берем только полезный груз, - отчеканила девочка, смотря в пол.
- Верно, умница, не грусти, вечером я сделаю тебе новых и ты снова сможешь поиграть.
- Обещаешь?
- Обещаю, - утвердительно кивнул отец девчонки и закрепил мешок с провизией и лекарственными травами на груди. После чего взял нечто похожее на стул без ножек и с лямками, который он смастерил сам, и подошел к дочери, - ну ка, садись и пойдем уже отсюда.
Девочка села на данное изделие, отец привязал её, чтобы она не упала, после чего надел это на спину, как рюкзак. "Кажется, или она с каждым днём всё легче? Или просто мне привычнее становится таскать её на спине. В любом случае, я должен лучше её кормить, наверное следует и в полдень плотно обедать, а не перекусывать, а еду заготавливать с вечера, но это опять же лишний груз на себе нести...". С этими невеселыми мыслями он покинул место их ночлега, и продолжил свой путь, то ли подгоняемый отчаянием от боязни не успеть, то ли надеждой таки спасти свою дочь, то ли и тем и другим сразу.
Развернуть

Артемис Фаул трейлер Дисней Мультфильмы YouTube 

Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Часть десятая, последняя, девятая тут: http://joyreactor.cc/post/3269882

Первое, что я увидел, когда проснулся, это макушку с золотистыми волосами, принадлежащую девушке, что тихонько сопела, лежа на мне.
- Златовласка, просыпайся, - она открыла заспанные глаза и посмотрела на меня мутным взглядом, потом вернула голову в прежнее положение и ответила.
- Не хочу, потерпи меня, пожалуйста, ещё пять минуточек.
И я терпел, пять минут, десять, пятнадцать.
- Златовласка, ну пора уже подниматься, нам в путь дорогу собираться.
- Мы же не сегодня планировали, - сказала она, не открывая глаз.
- Но смысла торчать тут теперь нет, давай съездим туда сегодня. Если мощность недостаточная, то у нас больше времени будет для подготовки экспедиции на луну.
Девушка кивнула, соглашаясь со мной и нехотя поднялась.
- Тогда ты собирай вещи, а я пока попробую что-нибудь приготовить на завтрак, - и она пошла на кухню.
Я отыскал свой лямочный мешок и первым делом сложил в него немного провизии в дорогу, собрал туда же небольшую аптечку, которая очень пригодилась в прошлый раз. Дальше надо было подготовить оружие, всё так же, нож в сапог, заряженный обрез на бедро, оставшиеся шесть патронов в сумку на поясе. Жаль, конечно, что добытый боем пистолет пришлось оставить на луне, лишний ствол мне бы сейчас ой как пригодился, тем более Бывалый мог до сих пор ждать нас на станции. Собрав всё, я спустился на первый этаж, с кухни доносился запах жареных грибов.
Завтрак был простенький, Златовласка пожарила грибы и яйца, получилось у неё довольно вкусно, особенно если верить её словам о том, что подобным образом на открытом огне она готовит впервые. Я включил музыку и принялся за еду, и как назло в этот момент в дверь кто-то постучал. Этим кем-то оказался Доцент.
- Утра, Пионер, ну как вы?
- Неплохо, насколько это сейчас возможно. Позавтракаешь с нами? – жестом я пригласил его к столу.
- Нет, спасибо, я сыт, зашел сюда только чтобы узнать, что ты дальше делать собираешься.
- Планирую сегодня отправиться к АЭС, если получится, то сегодня же свалю с этой планеты, если не получится, то вернусь и попозже попытаюсь снова.
- Значит, не останешься? Старик мне вчера сказал, что оставляет бар тебе, и нам не хотелось бы, чтобы он закрывался. А как же он будет работать, если хозяин покинет не то что город, а планету?
- Знаешь что, ты ведь торговец информацией, и какое место может быть лучше для её добычи, как не место бармена за барной стойкой? Старику столько баек рассказывали каждый вечер, он знал тайны едва ли не всех жителей города. Так что, может, сам будешь бар содержать? – Доцент пытался скрыть то, как обрадовало его это предложение, но получилось у него плохо.
- Но ведь Старик всё-таки тебе его оставил, нехорошо как-то.
- Слушай, Доцент, Старик знал, что я долго тут не задержусь, так что не знаю даже, почему бар он оставил на меня. Но раз уж теперь бар мой, то значит, я могу делать с ним всё что хочу, так что можешь считать, что я взял тебя на работу. Можешь тут жить, работать, всё, что тут есть, так же оставляю на тебя. Может, когда-нибудь вернусь и проверю, как тут дела, так что береги это заведение.
- Буду беречь как зеницу ока! – наконец он позволил себе улыбнуться во все свои оставшиеся зубы.
- Договорились, ключ оставлю под дверным порогом, вечером выходишь на первый рабочий день. Если завтра днем не вернусь, значит, меня уже нет в этом мире, тогда все желающие смогут отправиться за нами, инструкцию мы там оставим, как туда добраться я тоже напишу и оставлю на столе, вечером вывеси на всеобщее обозрение.
- Хорошо, приду вечером. А вам двоим удачи желаю, - он помахал на прощание рукой и пошел по своим делам, а я вернулся к трапезе.
Вскоре мы, наконец, собрались выходить.
- Ну что, идем? – спросил я.
- Да, - кратко ответила Златовласка и взяла меня за руку.
Выходили из бара мы под песню Сплина: «Скоро рассвет, выхода нет…». «Ошибаешься, дружище, выход я таки нашел, а девочка с глазами из самого синего льда рядом со мной и держит меня за руку, так что сейчас я поверну ключ, и мы полетим из этого мира», мысленно ответил я певцу и закрыл дверь.
К станции мы добрались к вечеру, всё на той же дрезине. Правда я решил не доезжая до станции слезть с неё и идти пешком, на случай, если нас будет ожидать засада. Но всё было тихо, никаких следов пребывания тут кого-либо. Я зашел в ангар, Златовласка бесшумно ступала за мной. В ангаре не было той трети пола, которая пропала, когда я выносил отсюда девушку, может Бывалый спустился на нём же вниз, когда понял, что бесполезно гнаться за нами? Но когда я подошел к краю и заглянул вниз, то понял, что ошибся. Лифт застрял, а на его полу разлагалось тело обитателя лунной базы.
- Ужасная смерть – тихо прошептала Златовласка, тоже смотря вниз.
- Будем считать, что это карма, за то, что они хотели сделать с тобой, с твоим миром, со мной. Я потащил девушку за собой к лифту.
Как только мы добрались вниз, Златовласка сразу же побежала к пульту управления КДП.
- Пионер, радуйся, хоть он и не дотягивается туда, куда я хотела, но всё-таки две планеты нам доступны. А на одной из них, очень кстати, находится мой домик для отдыха. Так что мы сразу окажемся в комфортных условиях, и я, наконец-то, смогу нормально искупаться.
- Я кстати ведь обещал, что мы им инструкцию оставим, ты сможешь это сделать?
- Да, я сейчас вобью координаты, по которым прыгнем мы с тобой, а на последующие использования поставлю по умолчанию формулу, по которой будут вычисляться координаты центра миграции. Устроим этой конторе сюрприз, да им сразу там и документы будут оформлять. А инструкцию по включению телепорта оставлю на жкране. Всё готово, можем лететь ко мне домой – она счастливо улыбалась.
- Слушай, а откуда ты берешь все эти координаты? – не может же быть, что она их все заучила, подумалось мне.
- А, они вычисляются в мозговом чипе, помнишь, я тебе про него рассказывала? В общем, не суть важно, ну что, идем ко мне домой?
- Постой, постой, меня в прошлый раз от такого прыжка наизнанку вывернуло, не хотелось бы знакомство с новым миром начинать с такого. Нет ли какого способа этого избежать?
- Ну, каждый организм реагирует по-разному, но первые разы всегда даются трудно, потом постоянно привыкаешь. Так что, спрошу лишь раз: ты со мной? – спародировала она мою фразу, сказанную при первой нашей встрече, и так же протянула руку. И я был бы последним идиотом, если бы в этот момент отступил.
- Конечно я с тобой, - и взял её ладонь.
- Тогда закрой глаза, выдохни весь воздух, сделай шаг вперед, а главное крепко держи меня за руку и ни за что не отпускай, - я сделал всё, что она сказала, крепко сжал её ладонь и сделал шаг в неизвестность.
Моё тело опять сплющило, по мне словно проехались катком, но вот уже я ощутил твердую поверхность под ногами.
- О, вы вернулись, добро пожаловать домой! – произнес приятный мужской голос, а у меня сработали рефлексы.
- Кто здесь, - я моментально вынул обрез, осматриваясь вокруг и пытаясь понять, откуда доносился голос. Стояли мы в жилой комнате, с окнами во всю стену, за которыми росла незнакомая мне растительность, а до линии горизонта было видно лишь воду.
- Нет нет нет, - Златовласка повисла на мой руке с обрезом, - не стреляй, это свои, и вообще это компьютер, ему ты своей пушкой не навредишь, а вот домик мой попортишь. И вообще, оружие лучше бы спрятать, тут оно тебе не пригодится уже.
Она усадила меня на очень удобное кресло.
- Посиди пока здесь, сейчас я сделаю самые важные вещи и потом займусь тобой. Артур, а ты подключись ко мне, найди все воспоминания, связанные с человеком, которого я звала Стариком, и сохрани их у себя.
- Будет сделано, - снова этот голос, который, казалось, доносился ото всюду.
- А что это за Артур? – Златовласка посмотрела на меня и засмеялась.
- Прости, прости, просто у тебя такой забавный ошарашенный вид. А ещё твой костюм, насколько к месту он смотрелся на Земле, настолько не к месту смотрится тут. Артур мой домашний компьютер, назвала его в честь короля Артура, в детстве зачитывалась легендами о нём.
Златовласка ушла в другую комнату, а вышла оттуда уже в другой, чистой одежде, которая облегала все изгибы её тела.
- На тебя, к сожалению, одежды тут нет, но я сделала заказ, так что скоро её доставят. А пока что давай ка поедим, - она отошла к чему-то, что я принял за маленький холодильник, и достала оттуда прямоугольную коробку, - просто пицца, не невесть что, но тоже вкусно, не знаю, доводилось ли тебе есть такое на Земле.
Она поставила коробку на столик передо мной и открыла. Действительно, пицца, от которой валит пар, значит это ни черта не холодильник, хотя, может, они и греть в нем научились.
- Только на картинках видел, а вот пробовать ещё не было возможности, - в животе предательски заурчало, пахло уж очень вкусно.
- Сходи сначала хоть руки помой, - с улыбкой сказала Златовласка, - вон та дверь, просто поднеси руки к крану, вода сама польется, она с антисептиком, так что мыла не нужно, а я пока напитки приготовлю.
За дверью оказалась ванная комната, но там было столько всякой техники, что она вполне могла посоперничать в их количестве с контрольным пунктом, который я видел на луне. Вода, как и сказала девушка, лилась сама, я всполоснул руки, и вернулся за стол. Златовласка уже разместила на нем два стакана, с какой-то зеленой сладкой газированной водой и соломкой.
- Приятного аппетита, очень надеюсь, что тебе понравится, - ну а мне оставалось только откусить кусок.
- Ничего вкуснее я в жизни не ел, - честно признался я, и принялся поглощать пищу с тройным усердием.
- Ну, ну, не торопись так Пионер, тут такой еды навалом. Больше тебе не придется голодать или охотиться, чтобы досыта наесться.
После нашей трапезы нам доставили одежду, которую Златовласка заказала для меня. Девушка пошла мыться, а мне включила какой-то фильм. Экран был на всю стену, показывали, похоже, историю того самого короля Артура. Но, правда, с таким количеством фантазии, что в фальшивости происходящего не было сомнений. Аккурат к концу фильма, Златовласка вылезла из ванной комнаты и отправила мыться меня, дав в руки новую одежду и сказав, чтобы я переоделся в неё, как помоюсь. Ванна уже была наполнена горячей водой, и впервые за долгое время, если вообще не впервые в жизни, я, наконец, смог расслабиться. А ещё Златовласка включила мне какой-то массаж, так что вылез я оттуда настолько аморфным, что готов был, как жидкость, растечься по полу. А девушка уже лежала в кровати.
- Златовласочка, а это, мне то где спать?
- Прав был Старик, говоря, что ты балбес, - сказала она, не поворачиваясь в мою сторону, - ложись рядом. Домик рассчитан на одну меня, второго спального места нет. Кровать большая, места нам хватит.
Я лег рядом и обнял её за талию, заметил, что она улыбнулась. Но больше ничего сделать не успел, ибо был настолько расслаблен, что уснул, как только голова коснулась подушки.
Проснулся от её поцелуя в щеку.
- Проснись и пой, Пионер, труба зовет. У нас сегодня очень много дел. Тебе надо вживить чип, после этого назначены слушания на счет меня и тебя, надеюсь на них ты, как и обещал, выступишь на моей стороне.
- Что? Чип? Мы так не договаривались, меня же там зарежут.
- Не говори глупостей, операция полностью безопасна, делается каждому человеку. Я ведь говорила, что без этого чипа в нашем мире никак. Да и это не займет много времени, я ванну принимаю дольше, чем делается эта операция.
- Ну лаааадно.
Далее утренние водные процедуры, вкуснейший завтрак. Я ощущал себя очень странно. Не нужно было больше бегать и добывать пищу, не нужно было бояться, что у тебя её отнимет более сильный, не нужно было спать, готовым проснуться от любого шороха. Я, наконец, могу успокоиться, и мои нервы, которые до этого постоянно были натянуты, как тетива лука, получат послабление. А ещё беззаботные разговоры ни о чем с близким человеком. За столько лет путешествий в одиночку, я уже и забыл, какого это, иметь кого-то близкого рядом.
После завтрака Златовласка дала мне ещё один набор одежды, сказав что перед советом в домашнем мне появляться не стоит. Правда выходить без своего галстука я отказался. А потом мы поехали в медицинский центр. Операция действительно прошла быстро, для меня она вообще заняла одно мгновенье, ибо меня усыпили и тут же разбудили, на деле же прошло полчаса. Златовласка сказала, что она за это время прошла полную диагностику, осмотрели её рану, и сказали, что ей ничего не грозит, зашили добротно, похвалили даже доктора из дикого старого мира.
- Удивились, правда, что я там от радиации не померла, пришлось наврать про защитные костюмы. Не знаю, поверили или нет, но в любом случае, все наши миры должны скоро узнать правду. Тебя кстати тоже осмотрели, ужаснулись количеству переломов, травм и прочего. Сказали, чтобы я как-нибудь привезла тебя сюда на несколько дней, и они тебя подлатают.
- Ну нет, пока что-то не начнет отказывать, я не буду по больницам шастать.
- Кстати, теперь ведь я знаю твоё настоящее имя, забавно даже, наши имена начинаются на одну букву. Им пришлось считать всю нужную для заполнения документов информацию из твоего мозга, не бойся, ничего лишнего они там не увидели, только самое необходимое.
- Эй, нечестно, ведь я-то твоё не знаю… - сказал было я, но осекся. Вообще-то ведь знаю, но откуда? Златовласка улыбнулась, увидев удивление на моём лице.
- Это ещё одна возможность чипов, передавать информацию напрямую из памяти, я ещё обучу тебя пользоваться всеми возможностями. Только обещай мне, несмотря на то, что теперь ты знаешь моё имя, все равно будешь звать меня Златовлаской, когда мы наедине.
- Мне быть Пионером тоже привычнее, так что и ты тоже, а я обещаю.
- Хорошо, тогда поехали на слушания, - она снова вела меня за руку. Мы с ней поменялись ролями, теперь она везде таскала меня за собой.
Слушания проходили в зале, напоминающем цирковую арену, наблюдатели располагались вокруг, на зрительских местах, свободных сидений я не увидел, а нас повели в центр арены, и поставили перед трибуной на пятерых людей. И вот вышли члены совета, как их назвала Златовласка.
- Итак, наша милая беглянка. Сначала вы завалили совет требованиями организовать экспедицию на Землю, потом сбежали туда, нарушив запрет, а теперь вернулись, и говорите, что обладаете данными, которые заставят нас передумать? – обратился к ней человек, севший по центру.
- Да, несомненно. Точнее даже не данными, я привела человека с той планеты. Ему уже вживили чип, его документы вам доступны. Я считаю, что вы совершаете ужасную ошибку, поддерживая решение ваших предшественников бойкотировать землян, к тому же врать про ядерную войну, - зрители данного процесса начали перешептываться между собой.
- Вас бы конечно строжайшим образом наказать, за то, что вы подвергаете общество, приводя сюда этого дикаря. Но мы готовы его выслушать.
- Он не дикарь, и совершенно не опасен для окружающих… - но я прервал гневную речь Златовласки, положив ей руку на плечо и шепнув на ухо: «Не надо за меня заступаться, у меня самого есть, что им сказать».
- Итак, господин…
- Галстук видите? Значит Пионер, и без господина, просто Пионер, – перебил я его.
- Хорошо, Пионер, что же такого вы нам расскажете о себе, о вашем мире, что мы должны будем изменить решение, что обеспечило нашему обществу безопасность и процветание на много лет вперед?
- Ну, начнем с того, что мне трудно не согласится с теми людьми, которые приняли это решение. Нет, правда, вы оставили в том мире столько преступников, людей, готовых идти к своей цели по чужим головам. Конечно, без них вам жилось лучше. Мой отец всегда мне говорил, что мне не место в этом мире, что он должен доставить меня в новый мир. Он остался на Земле, потому что маму не пустили с ним, уж не знаю, в чем была причина, но она завалила ваши тесты. А потом вы бросили моего отца гнить на той планете вместе с остальными сотнями тысяч людей.
- Но мы оставили вам все средства к существованию!
- О да, это наверно сродни тому, как если бы в старые времена люди возили бутилированную воду жаждущим в Африку, но не рассказали им, как эти бутылки открыть. Вы оставили всё оборудование, но людей, которые умели с ним обращаться и могли научить других, почти не осталось. Но я всё равно согласен с вашим решением, о бойкотировании Земли. Да боже упаси жить среди вас людям, что хотели подорвать ваши города, их ведь всего лишь заперли на Луне, лишив возможности вернуться домой. В старом мире видел столько грязи, столько жестокости, не для ваших изнеженных глаз и психики такое зрелище. И я бы с радостью отказался от всего этого, и отказался, покинул Землю и вот я здесь. Только знаете в чём разница между вами и людьми, наличия которых в вашем обществе хочется избежать? Никакой! Там на земле ещё хватает людей полных чести, благородства, доброты и сострадания. Людей, без которых я бы не стоял здесь, перед вами. Пусть их совсем немного, и они теряются в общей массе, но они есть, и вы не имеете права отрицать их существования. Я знаком со словом жестокость не понаслышке, и могу сказать, что вы к этим людям проявили жестокость сравнимую с той, которую к ним применяют те люди, с которым вы их заперли на одной планете. А теперь попробуйте спокойно уснуть с мыслью о том, что вы сами стали теми, от кого стремились избавить ваше общество.
- Но как вы будете подтверждать свои слова?
- Я могу это сделать, - сказала Златовласка, и на большом экране под потолком появилось изображение. Точно, это же её воспоминания, вот я вытаскиваю её с лунной базы, вот Старик кормит её с ложки, вот Фиалка обрабатывает и перевязывает её рану, и далее и далее. Пока она показывала все эти воспоминания, её голубые глаза заблестели от слез.
- Вот все те люди, которые спасли меня, мою жизнь, рискуя собой, делясь со мной всем, что у них было. Они не были обязаны мне ничем, я была им никем, но за то короткое время, что я провела там с ними, они стали мне ближе всех, кого я знаю тут. Один из них потерял свою дочь, когда та была ещё ребенком, а всё потому, что у них не было нужных лекарств и медицинской помощи. И сам этот человек умер у меня на глазах, а я так хотела показать ему свой мир, отблагодарить за всё, что он для меня сделал. Но не успела. И я могу с чистой совестью сказать, что Старик был более человечен, чем вы все вместе взятые. Пусть он жил в том диком страшном мире, где почти каждый готов перегрызть тебе глотку, но он смог сохранить лучшие человеческие качества, преумножить их и даже побуждал других к тому же. И таких людей вы оставили в том мире на растерзание хищным мразям, от которых сбежали сами.
- Совет принял во внимание все ваши доводы, мы удаляемся, для принятия решения по данному вопросу.
И все пятеро встали и вышли за дверь за трибуной. Я обнял и успокаивал Златовласку, похоже, что она снова пережила все те эмоции, которые испытывала при событиях, которые только что показывала совету. Через минут десять они вернулись.
- Совет принял решение, - зал затих, наверно, можно было бы услышать, как иголка упадет на пол, - к сожалению, мы не можем сразу взять и открыть КДП к нам, - по залу пошла нарастающая волна недовольных возгласов.
- Попрошу тишины! – перекричал их член совета, - мы не можем этого сделать, из соображений безопасности. Вы сами слышали рассказ землянина о том, насколько одичавшие люди там обитают, им не место в нашем мире. Но так же мы приняли решение, что начнем контакты с землянами. В первую очередь начнем оказывать гуманитарную и медицинскую помощь. Начнем переговоры, в ходе которых будем выявлять людей, что хотят прийти в наш мир, чтобы выявить тех, кто не представляет опасности для нашего общества, и за несколько лет работы надеемся вывезти всех таких людей оттуда. Пионер, мы не согласны с вашим утверждением, что мы такие же злодеи, каких не хотели пускать в наше общество. Мы искренне сожалеем о том, что бросили там людей, которые могут вести себя столь самоотверженно. Похоже, что наш тест не был рассчитан на людей, которые ради близких готовы были на всё, и потому мы отсеяли подобных этому старику, о котором вы рассказывали. Это наша ошибка, и было верно сказано, что ошибка ужасная. Мы постараемся исправить её настолько, насколько сможем. Так же мы хотим предложить вам возглавить команду для ведения переговоров с землянами, как представителя вашего общества.
- Вернуться на Землю? – отвечал я саркастичным тоном, - не для того я столько лет искал способ побега оттуда, чтобы через день в новом мире вернуться обратно. Так что ни за что на свете. И потом, вы верно назвали меня дикарем, даже люди на Земле меня так называли. Дикарями там зовут одиночек, бродящих по миру, не живущих в селениях и готовых для выживания пойти на всё необходимое. И таким вот дикарям почти нигде доверия нет. Так что я худшая кандидатура из всех возможных. Оставьте это дело профессионалам.
- Что ж, мы вас поняли. Слушания на этом окончены, просим всех разойтись.
Всю дорогу обратно Златовласка сияла от счастья, и я мог её понять, она добилась своей цели, ради которой поставила на кон свою жизнь. Это я привык, что моя жизнь постоянно на волоске, а она росла в тепличных условиях, и представить не могу, откуда она набралась столько смелости, чтобы рискнуть своей жизнью ради такой, пусть, несомненно, великой и благородной цели.
Как только мы добрались домой, она снова усадила меня на кресло, села напротив и взяла меня за руки.
- Теперь, когда у тебя есть чип, я наконец-то могу сделать то, что так давно хотела. Закрой, пожалуйста, глаза и постарайся ни о чем не думать, - я выполнил её просьбу.
И внезапно на меня нахлынули её воспоминания, как я вытащил её из плена, как помогал вставать на ноги, как носил на руках, как ухаживал за ней, как мы болтали часами напролет, а самое главное, я не просто видел картинки в голове, я ощущал её эмоции.
- Вот, таким я тебя помню, а главное так я тебя чувствую. Таким вот образом в нашем мире признаются в чувствах, и так мы не можем обмануть, - я посмотрел прямо в её голубые глаза.
- Златовласочка, я не знаю, как этими вашими вундервафлями пользоваться, так что сделаю всё по старинке. Придется тебе просто поверить тому, что я сейчас сделаю, - и, не дав ей опомниться, поцеловал её в нежные губы, манящему зову которых сопротивлялся уже столько дней. И последний камень с души в этот момент упал.
К моему счастью она тут же ответила на мой поцелуй и обвила руками мою шею, сев мне на колени и прижимаясь ко мне. Этой ночью между нами случилось нечто прекрасное, я ещё никогда не ощущал себя настолько счастливым, я даже не думал, что можно быть настолько счастливым, но эта девушка сделала меня таким. Мы, наконец, поддались чувствам, чего оба давно хотели, но не могли сделать. И после всего, лежали в обнимку в кровати. Гладя Златовласку по телу, я нащупал её шрам на животе.
- Мы же были в медицинском центре, неужели там не могут его убрать?
- Могут, конечно, но я решила его оставить, пусть служит напоминанием о моем приключении, о том, что ты спас мне жизнь. Я вымоталась, давай спать, мой милый Пионер, - она поудобнее устроила голову на моем плече и уснула. А я успел подумать, насколько же я везучий человек, раз не просто достиг своей цели, добраться до другого мира, а ещё встретил столько прекрасную девушку, которая к тому же полюбила такого дикаря как я, после чего тоже уснул сладким сном.

P.S. прошу прощения что так долго тянул с концовкой, навалилась куча дел, просто не было времени сесть и дописать свой рассказик.
Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Честь девятая, восьмая тут: http://joyreactor.cc/post/3269255

Дальнейшие пару недель проходили в следующем режиме: Старик с утра и до полудня выгонял меня с каким либо поручением, на охоту, помочь кому-то из знакомых, отнести что-то куда-то, иногда даже просто говорил, мол займи себя чем-нибудь до обеда, только сходи погуляй. Сначала я не понимал, для чего он это делает, но постепенно допёрло. Каждый раз, возвращаясь обратно к Златовласке, я мазал её рану мазью, что принесла Фиалка, и каждый раз на ней не было следов от неё. Похоже она стеснялась попросить меня помочь ей помыться, поэтому с этим ей помогал Старик, а меня он выгонял, дабы не смущать девушку. Да и в дамскую комнату она при мне ни разу не ходила, так что, наверняка, все свои дела делала, пока я гулял до полудня по поручениям. Мои догадки подтвердились, когда Златовласка окрепла настолько, что способна была уже самостоятельно передвигаться по дому, после этого Старик перестал гнать меня по утрам из дому.
Почти каждую вторую половину дня мы проводили вместе за разговорами ни о чём. Играли в шашки, шахматы, карты, гуляли по дому и двору, разминая её тело. Я за это время настолько привык к тому, что она держится за мою руку, к теплу её тела, когда она прижималась ко мне, что мне даже было неуютно ходить куда-то без этого ощущения приятной тяжести на руке. С каждым днём я всё больше и больше привязывался к этой гостье из будущего. Да и она, похоже, чувствовала ко мне определенную симпатию, конечно если все её знаки внимания не были вызваны чувством благодарности. Однажды, она устала настолько, что уснула, лежа на моем плече. Я лежал, боясь пошевелиться, и в итоге тоже задремал, а во сне сгреб её в охапку и прижал к себе, таким образом заработав ещё одно смущающее воспоминание. Правда после этого случая я перебрался с софы к ней на кровать и последующие дни уже спал рядом с ней. А ещё иногда ночью мы забирались на крышу, и смотрели на звездное небо, оно очень интересовало девушку, ведь до этого она наблюдала на небе совершенно другую картину.
В скором времени Златовласка уже почти полностью оправилась, а рана на животе затянулась, оставив после себя ровный светлый шрам. К этому времени мы уже прогуливались по городу, и даже от этих прогулок она перестала уставать. Моя поддержка ей больше уже не была нужна, но она всё так же продолжала держаться за мою руку, меня это безмерно радовало, но всё же было интересно, делает она это в силу привычки или же осознанно? Спросить я боялся, а вдруг перестанет? Как бы то ни было, Златовласка уже была готова к длительному пути, так что мы начали планировать нашу поездку к АЭС. Был выбран день, надо было успеть сделать это до того, как начнет выпадать снег, и рельсы окажутся под сугробами. День мы выбрали так, чтобы в случае недостаточной дальнобойности телепорта успеть вернуться обратно и подготовив план по проникновению на лунную базу, вновь отправиться к АЭС.
За несколько дней до назначенного срока Старик отправил нас вместе в лес по грибы, сказав: «Тошно уже смотреть на то, как вы, голубки, топчетесь на месте и не решаетесь на серьезные шаги, так что ступайте ка в лес, может его романтика вас подтолкнет на решительные действия, а заодно и припасы мне на зиму пополните», или что-то около того. Слова старого деда повеселили и меня, и Златовласку, и мы, взяв большие плетеные корзины и немного еды, направились в лес. Там я ей показывал какие грибы можно собирать, а какие лучше не трогать, она внимательно меня слушала, а её лицо приняло очень забавно-сосредоточенное выражение, что я не выдержал и рассмеялся. Она обиженно посмотрела на меня и начала кидаться сухими листьями, это только больше меня развеселило. Но я всё таки успокоился и продолжил читать ей краткий курс микологии. Научившись определять несколько видов съедобных грибов, она перестала спрашивать у меня, указывая на каждый увиденный гриб, с вопросом съедобно или нет, и начала рассказывать о том, какие места ей хотелось бы показать мне в первую очередь в своём мире. Чем ближе был назначенный день, тем больше она говорила о своём мире, похоже она очень по нему соскучилась, или же ей сильно надоел наш грязный дикий мир, или всё сразу. Не мог её в этом винить, мне тоже не терпелось поскорее дожить до этого дня, пугала только неизвестность нового мира, вся моя надежда была на Златовласку.
Почувствовав голод, мы сели и уничтожили принесенные съестные припасы, после продолжили собирать грибы. К сожалению их было не так уж и много, а потому, когда начало темнеть и я потащил Златовласку обратно, она воспротивилась со словами:
- Но корзинки ещё не полные.
- Не волнуйся, завтра ещё сходим, я вот не хочу тут впотьмах плутать, или ты одна найдешь дорогу домой? Тогда я тебя без проблем оставлю, - шуточная угроза возымела эффект и девушка тут же оказалась рядом со мной, обвив мою руку своими и прижавшись ко мне.
В баре нас ожидал неприятнейший сюрприз, Старик без чувств лежал на полу. Я тут же бросился к нем, проверять пульс и дыхание, нащупал вену, есть пуль, дышит еле-еле. Златовласка стояла рядом со взглядом, полным ужаса.
- Он жив, - попытался я хоть чуть-чуть её успокоить, но тревога так и не покинуло её лицо окончательно, я поднял Старика на руки и отнес в комнату его дочери, положил там на кровать, - Златовласка, будь рядом с ним, я побежал к за Фиалкой.
В дверях бара я столкнулся с Доцентом.
- Стой, Пионер, куда спешишь так, почему в баре никого? Где Старик?
- Без сознания, на втором этаже, бар сегодня закрыт, посторожи тут, передай остальным, я к Фиалке, - Доцент молча кивнул и пропустил меня.
До дома Фиалки я добежал быстро, но вот обратно…она конечно старалась, пыхтела, семенила ножками как могла, но всё же казалось, что движется с черепашьей скоростью. Я всё порывался усадить её на спину и рвануть до бара, но она наотрез отказывалась. Наконец мы добрались до бара. Доцент пошел с нами на второй этаж, Златовласка сидела в комнате и что-то сквозь слезы шептала Старику, а тот лежал и с грустной улыбкой слушал её. Похоже он всё таки очнулся.
- Так, девочка, оставь ка меня с ним наедине, - не терпящим возражений голосом произнесла, Златовласка кивнула и выбежала, Фиалка закрыла за ней дверь.
- Что теперь будет? – дрожащим голосом она спросила, прижимаясь ко мне. Я обнял её, гладил по голове, стараясь утешить хоть как-то.
- Не знаю, Златовласка, не знаю, остается просто надеяться на лучшее.
Казалось прошла целая вечность, прежде чем дверь открылась и Фиалка вышла к нам, освещения в коридоре было недостаточно, чтобы разглядеть выражение её лица.
- Он…он умирает…я ничем не смогу помочь… - говорила она это подавленным, отрешенным голосом, ни к кому не обращаясь, словно не хотела, чтобы её кто-то услышал, словно не желая сама слышать то, что говорит, - попрощайтесь с ним, это единственное, что сейчас можно сделать, - после этих слов она резко развернулась и пошла вниз.
- Пионер, пусти меня вперед, я быстро, скажу ему пару слов, а потом пойду, расскажу всем остальным, - я кивнул, давая своё согласие Доценту. Он и вправду вышел оттуда очень быстро, даже минуты наверно не прошло, и не сказав ни слова, тоже пошел на первый этаж.
Я открыл дверь и пропустил Златовласку вперед, она тут же со слезами бросилась к Старику и рыдала у него на груди, стоя на коленях возле кровати. Он гладил её по золотым локонам и, успокаивающим голосом говоря:
- Милая, ну не убивайся ты так, мне будет очень грустно умирать, если это доставляет столько боли такой прекрасной девушке. Но выбора у меня нет, так что будь сильной, не расстраивай пожилого человека, - Старик улыбнулся вымученной улыбкой. Златовласка постаралась успокоиться и обратилась ко мне.
- Пионер, надо брать его и везти к телепорту, скорее, в моем мире ему точно сумеют помочь, лишь бы довезти его туда живым… - Старик перебил её, взяв ладонь девушки в свою.
- Златовласочка, не нужно. Я родился в этом мире, в нём и умру. Ну сколько времени ваши врачи смогут мне выиграть? Неделю? Месяц? Два? - если верить рассказам Златовласки, выиграть они могли куда больше, возможно столько, сколько старик уже прожил, но мы оба промолчали, понимая, что тут вопрос не в длительности срока, а Старик продолжал, - стоит ли эта гонка со смертью того, чтобы мучить и тащить умирающего человека незнамо куда? И потом, я уже пережил всех своих родных, друзей, жену, дочь. Мне хочется, наконец, увидеться со всеми ними на том свете, так что не печалься так обо мне, я скоро буду рядом со своими близкими и присматривать за тобой и этим оболтусом с небес. Я прожил долгую и насыщенную жизнь, хватит с меня, пора на покой.
- Старик, я даже не знаю, что сказать… Спасибо за всё, что ты сделал для меня, для нас. Мой долг тебе так и останется неоплаченным, но память о тебе будет жить, пока жив я, - наконец, найдя силы что-то сказать, я подошел поближе.
- А ты, Пионер, всё не поймешь, ради чего я вам помогал. Эта вам спасибо, детишки, что пусть и ненадолго, но снова дали мне почувствовать себя отцом. Надеюсь, не пустословишь про память обо мне, что будет жить, мысль о том, что в годовщину моей смерти хоть один человек да сядет и выпьет со словами «эх, Макаров, хороший ты был мужик», очень греет моё старое сердце.
- Так твоя фамилия Макаров?
- Да, Макаров Андрей Дмитриевич я. – Старик сморщил лоб, словно вспоминая что-то важное, - Пионер, береги эту девушку, такие на дороге не валяются, сам знаешь, пришлось до луны ради неё добраться. А ты, милая моя Златовласочка, следи за этим оболтусом, чтобы глупостей не натворил, он это умеет. В общем, детишки, послушайте старика, вы - самое дорогое что есть друг у друга, а потому вам нужно друг друга беречь. Пионер, притащи сюда граммофон, хочу напоследок свою любимую песню послушать.
Я спустился вниз, достал пластинку с песнями Высоцкого, старик часто слушал эту песню, так что я прекрасно знал, о чем он говорит. Взял граммофон на руки и понес наверх, поставил его в комнате, нужная песня была последней, поставил иглу на нужное место и запустил. Заиграли первые ноты и Высоцкий запел: «Средь оплывших свечей и вечерних молитв, средь военных трофеев и мирных костров…». Мы все молча слушали песню, и я с ужасом чувствовал как она с каждым словом, с каждым слогом все ближе к концу. «Если, путь прорубая отцовским мечом, ты солёные слёзы на ус намотал, если в жарком бою испытал, что почем, - значит нужные книги ты в детстве читал!», последние слова песни были допеты, и в комнате осталось лишь два звука, шумящей пластинки и всхлипы плачущей над, уже похоже мертвым, Стариком, Златовласки, надеюсь хоть песню он дослушать успел. Я выключил граммофон, подошел к девушке:
- Пошли, - я обнял её за плечи и вывел из комнаты.
На первом этаже уже сидело куча народу, странно даже, когда я спускался за граммофоном, тут Фиалка выпивала в одиночестве.
- Ну что? – нарушил гробовое молчание Доцент.
- Я не доктор, не скажу наверняка, но похоже Старика больше нет с нами.
- Я проверю, - Фиалка пошла наверх и скоро вернулась, - да, он ушел.
- Тогда идем готовить погребальный костёр, сжигать будем на площади, - Доцент повел всех за собой.
Я тоже выбрался наружу, холодный воздух немного прояснил мои мысли, а вот Златовласка как на автомате ходила за мной, просто вцепившись в мою руку. На улице стояло ещё больше народу, чем в баре, Доцент сказал им всем печальную новость и почти все направились в лес, собирать древесину для костра. Я тоже пошел за ними, думал было помочь мужикам тащить бревна, но увидев Златовласку, держащуюся за меня, они просто жестами показывали что помощи не требуется, иди мол. Я собрал немного хвороста, сколько мог унести в одной руке, и пошел на площадь. Костер получился просто огромным.
А со стороны бара уже несли тело Старика на импровизированных носилках из белой ткани. Его положили на специально подготовленную платформу на костре, после чего зажгли несколько факелов и раздали их некоторым людям, в том числе и мне. Златовласка к этому моменту более-менее пришла в себя, так что отпустила меня к костру одного.
- Старика больше нет, но в нашей памяти и в наших сердцах, он будет жить как частичка каждого из нас. Кому то он заменил брата, кому-то отца, кому-то деда, но для всех без исключения он был верным и хорошим другом. Да вознесется душа твоя к небу, вместе с дымом этого пламени, да растворится тело твое в земле вместе с золой, что останется после него. Прощай, Старик, – с этими словами Доцент поднес факел к костру, и пламя перекинулось на сухой хворост, и начало жадно его пожирать. Я и все остальные люди с факелами повторили за ним. После выкинули факелы в костер, и я вернулся к Златовласке, которая тут же обняла меня и прижалась.
- Слушай, а почему вы сжигаете мертвых? – голос её больше не дрожал, похоже она выплакала на сегодня всё что могла.
- Причина кроется всё в той же дикости нашего мира, чтобы трупы потом не выкапывали и не жрали. В этом городе вряд ли кто-то пойдет на такое, а вот в более диких местах такое случалось нередко, в итоге традиция сжигать тела распространилась везде.
Казалось, что на площади собрались все горожане, и я бы совершенно не удивился, если бы это было так. Все смотрели на горящий костер, кто-то переговаривался шепотом. Через некоторое время некоторые люди начали расходиться, костер постепенно догорал, пламя ослабло, люди начали выстраиваться в очередь к нему, доставая из карманов стаканы, кто-то и бутылки со спиртными напитками. С теми, у кого не было чего налить, делились, у меня не было стакана, а потому я просто достал и открыл фляжку.
- Златовласка, подожди меня здесь, - она кивнула и я занял место в очереди, и когда оказался в её начале, то сделал то же, что и остальные, насыпал щепотку золы в жидкость и выпил, после чего вернулся к Златовласке, взял её за руку и повел обратно в бар.
- Эй, Пионер, - окликнул меня Доцент, догоняя, -слушай, я завтра с утра зайду к вам, до того момента никуда не уходи, ладно? – я молча кивнул и продолжил свой путь.
В баре никого не было. Но похоже кто-то вернул граммофон на законное место. Я перевернул пластинку и запустил её. «В сон мне желтые огни и хриплю во сне я, повремени, повремени, утро мудренее…», запел всё тот же Высоцкий. Я достал из-за барной стойки свое любимое фруктовое пиво и почти залпом его выпил.
- Пионер, пошли спать, - Златовласка тянула меня за руку, - я не хочу чтобы ты напивался.
- Не волнуйся, я никогда не напиваюсь до неадекватного состояния, - ответил я, но всё же поддался и пошел за ней. Спать на кровати, на которой умер Старик, нам не хотелось, а потому мы устроились на софе. Точнее я на ней устроился, а Златовласка разлеглась на мне, но мы оба были эмоционально вымотаны, так что не смотря на некоторые неудобства оба очень быстро уснули.
Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Часть восьмая, седьмая тут: http://joyreactor.cc/post/3266786

Ещё не до конца очнувшись ото сна, я сжал в руках что-то мягкое и теплое, прижался к этому щекой, но блаженство прервала мысль: «стоп, а чем это вообще может быть?». Черт бы побрал эту мысль, которая тут же заставила меня окончательно проснуться и едва ли не вскочить с кровати, что очень повеселило мою соседку. Как я и думал, я лежал, обнимая Златовласку за бедро и используя её же вместо подушки, мои щеки тут же залились румянцем, мне в жизни приходилось делать много всякого, казалось бы я уже должен был обрасти непрошибаемой бронёй, но вот опыта общения с девушками ровесницами у меня почти не было. А с настолько красивой вообще впервые. Казалось бы, подумаешь, спал у девушки на ноге, как-то зимой ужасная метель застала меня в одной из избушек богом позабытой деревни. Там жила семья из мужа с женой и троих дочерей, чтобы не замерзнуть ночью, они спали вместе на огромной печи, хранящей тепло от пламени, и спали под дублеными шкурами, прижимаясь друг к другу абсолютно голыми телами, так тепло лучше передавалось от тела к телу, и никто не мерз. И в ту ночь мне пришлось спать так же вместе с ними, тогда я совершенно не думал стесняться, а тут такая мелочь вгоняет меня в краску, ну что за напасть?
- Прости, я это не специально…долго я так спал, положив голову на тебя?
- Ничего страшного, - Златовласка улыбалась, ни капли насмешки, только теплая и даже заботливая улыбка, - ну спал ты всего пару часов, где-то час тому назад сгреб руками под себя мою ногу и расположился на ней.
- Надо было разбудить меня, – я обратно уселся на кровать.
- Я не хотела, ты так мирно спал, и потом, я совсем не против, тем более что тебе, вроде как, очень понравилась такая вот подушка, - тень озорства скользнула по её лицу.
- Знаешь...- я немного призадумался, стараясь верно сформулировать свою мысль так, чтобы сказав её, не пришлось прятать свое красное от смущения лицо, - я бы соврал, если бы сказал, что ты ошибаешься, - и улыбнулся в ответ, фух, вроде не покраснел.
Тут я заметил, стоящий на тумбе возле кровати поднос с едой, которую похоже не доела Златовласка.
- Старик значит заходил? А он заходил до или после того, как я расположил голову на тебе?
- После – девушка сказала это с каким-то добро-издевательским предвкушением.
- Вот же невезуха, и только привык к его постоянным шуткам про меня и девушек, так теперь такой повод дал, вообще от него не отделаться будет, - нарочито обреченным голосом произнес я, - а ты почему не доела всё? Тебе ведь надо силы восстанавливать.
- Старик перестарался, наложил так, словно я не маленькая хрупкая девушка, а здоровенный двухметровый солдат, в полтора своего роста в плечах, да ещё и после марш броска. Ела, пока обратно не полезло обратно, можешь доесть? Оно ещё не совсем остыло наверно, а мне не хочется расстраивать Старика тем, что я не полностью съедаю то, что он для меня готовит.
Внизу, неизвестная мне исполнительница, волшебным голосом тянула оперную арию «Улетай на крыльях ветра», значит, бар ещё работает. И всё-таки у Старика очень богатый репертуар музыки, услышать оперное исполнение в подобном заведении я ну никак не ожидал. Как бы там ни было, спускаться вниз мне не хотелось, не хватало нарваться на ещё одну «дружескую» беседу с Доцентом или что-то подобное, поэтому я молча взял поднос и принялся за еду, а в это время Златовласка, похоже неосознанно, начала вторить песне граммофона. Пела она негромко, не было в её голосе той уверенной силы, что была у оперной певицы, но было нечто другое, чарующее и обволакивающе-успокаивающее. Так она и сидела, в позе Аленушки с картины Васнецова, сложив ладошки на согнутых коленках и положив голову на них, а в безмерно голубых глазах, смотрящих в никуда, чуялась непреодолимая грусть. И даже когда песня уже закончилась, она не сразу опомнилась и некоторое время продолжала сидеть, думая о чем-то своем.
- Откуда ты знаешь эту песню? – вывел я её из транса.
-А? Ну это же классика, я какое-то время в детстве занималась музыкой, тогда и запомнила. Ты не думай, что мы, там, в новом мире, полностью забыли историю, нет, у нас огромное наследие из этого мира, так что многие песни, которые тут играют, мне знакомы.
- У тебя очень красивый голос, - похоже, это прозвучало чересчур искренно, если так вообще можно звучать, но она словно и не обратила внимания, - а о чем ты так загрустила? Просто песня печальная или вспомнилось что?
- Да, детство. Как тогда всё было просто, есть хорошие, есть плохие, и мы были теми самыми хорошими, что заселяли новые планеты, мы были созидатели, творцы. А люди, оставшиеся на Земле, тогда казались дикарями, что довели мир до ядерной войны и уничтожили шансы на своё благополучное существование … а потом оказалось что всем нам всё это время про это врали.
- Честно говоря, разве так уж это далеко от истины? Ядерной войны мы не устроили, но успешно оказались на дне и без этого. Наш мир тут умирает, есть ещё очаги некоторого подобия старого строя, как этот город, есть отдельные люди, хорошие люди, такие как Старик. Но мир жесток, им не выжить в таком мире. Те, кого ты видела на луне, совсем ещё цветочки, по сравнению с теми, кого можно встретить тут на земле, за чертой города. Я видел племя мужиков, что держали в подчинении деревню из одних лишь женщин, заставляя их работать, кормить себя, удовлетворять потребности в постели. И половину рождающихся мальчиков они убивали, остальную половину растили себе подобными. Те женщины настолько отчаялись, что уже начали убивать своих новорожденных дочерей, чтобы не поставлять им новых рабынь, но мужики начали похищать молодых девушек из соседних селений, чтобы восполнить количество своих рабынь. Вот насколько люди одичали, сами по себе, без каких либо ядерных войн, вот от каких людей вас отгородило ваше правительство. И я не думаю, что это настолько уж плохое решение, да, жалко тех женщин, да, жалко дочку Старика, тут достаточно людей, которым не помешала бы ваша помощь. Но будь я вождем племени, то между спасением людей, с риском для своих, и бездействием с гарантией их безопасности, я бы скорее всего тоже предпочёл второй вариант. Ну а спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Я вот искал шанс выбраться отсюда, я его нашел, и не сказать, что мне это далось легко. Так что можно долго говорить о бесчеловечности решения ваших людей, но тем не менее это обеспечило вам спокойную жизнь, а про цену, которую за это заплатили, массам лучше не знать. – надо признать, правда, которую я узнал от Златовласки, доводила меня до белого каления, но при этом я не мог признать эффективность данного решения, и понимание, что возможно я сам бы поступил так же, не давало мне взорваться массой ругательств в сторону жителей нового мира.
- Наверное, в чем-то ты и прав, но я не могу спокойно принять такое положение вещей, а потому я задам вопрос, который мучает меня весь день. Когда мы попадем в мой мир, будешь ли ты свидетельствовать в пользу меня, против этого решения, будешь ли ты вместе со мной бороться за право этих людей выбирать, где им жить, в нашем мире или в вашем? – она смотрела на меня очень серьезным и строгим взглядом.
- Знаешь, я искал телепорт не чтобы стать спасителем этого мира, а просто потому что хотел сбежать отсюда. И если бы я смог это сделать, значит, смогли бы и другие, а значит, мне незачем брать за них ответственность, я и так проложу тропинку, им останется только уже пойти вслед за мной. Так я считал и считаю до сих пор, но раз уж ты просишь, я выполню всё в точности, как скажешь.
- Пионер, я серьезно! – в этот момент я был готов поспорить на что угодно, что если бы она стояла на своих двоих, а не лежала в кровати, то рассерженно топнула бы по полу своей ножкой.
- Я тоже абсолютно серьезен, даже люди в этом городе, они скоро все уже будут в курсе нашей истории, и если захотят, пойдут за нами. А если не захотят, то не силком же их тащить туда. «Мы приведем вас в новый дивный мир, даже если нам придется тащить вас за уши», так себе девиз, согласись? – Златовласка хихикнула, а я продолжил – даже, к примеру, Старик, он ни за какие шиши не согласится оставить свой бар. Как он говорит про себя, слишком старый и дряблый пёс, чтобы смочь изменить свою жизнь. И все остальные давно уже не дети, чёрт, да абсолютное большинство горожан старше и тебя и меня, так что за ручку их никуда вести не нужно, сами найдут дорогу, сами решат, идти ли по ней. Наша с тобой задача, им её показать. А если в твоем мире нужно будет помощь с организацией приема новоприбывших, то, конечно же, я помогу тебе, чем смогу, хотя этого у меня и не было в изначальных планах, мне бы там свою жизнь обустроить. Но такой красивой девушке я сейчас не в силах отказать, – вашу ж мать, и кто заставил сказать меня последнюю фразу? Но Златовласка пропустила внезапный комплимент мимо ушей.
- А что стало с той деревней женщин, ты знаешь?
- Ну, там я придумал хитрый план, подкинуть банде кочевников информацию, про деревню одних лишь женщин, заранее просчитать день, когда они до деревни доберутся, увести оттуда к тому времени всех женщин и спрятать всех мелких пацанов, которым ещё не промыли мозги. В общем, кочевники перебили мужиков, ускакали оттуда очень расстроенные, а женщины с тех пор растят своих сыновей сами, прививая совершенно другие ценности.
- Я так и знала, что ты не мог бы оставить это просто так, - девушка повернулась набок и накрылась одеялом, - меня в сон клонит, так что я спать, а ты, пожалуйста, не оставляй меня на ночь одну, тут места хватит нам обоим. Мне, всё-таки, страшно спать одной в таком диком мире.
- Только частенько получалось, что я делал только хуже – пробурчал я себе под нос, а вслух произнес, - как пожелаете, - наигранно раскланялся перед ней, Златовласка едва заметно улыбнулась, - я вернусь, а тебе сладких снов.
Я взял поднос с грязными тарелками и отнес их на кухню, после чего вышел на задний двор, вдохнул холодный ночной воздух, весь пропитанный запахом гниющих листьев, и уселся на крыльце. Мне надо было обдумать кое-что, кое-что о Златовласке, определиться, что же такого твориться со мной рядом с ней. Я вытащил из внутреннего кармана фляжку с огненной водой и немного отпил, чтобы не мерзнуть, а ещё это поможет быть честнее с самим собой, только нужно сохранить ясность мысли, иначе всё это зря. Итак: я её знаю лишь пару дней, и за это время очень сильно с ней сблизился. Да, обстоятельства нашего знакомства были, несколько… экстравагантными…и это ещё мягко сказано, но всё же. Чем она мне так понравилась? Когда она мне так понравилась? Вчера? Вчера, конечно, я оценил её внешность при первом же взгляде на неё, после довелось полюбоваться на её, пробуждающие самые низменные желания, формы, но ведь сегодня, болтая с ней, я ни разу об этом не задумался, не вспомнил даже. А зачем тогда я так спешил к ней после охоты? Просто волновался за её самочувствие? Может быть, всё-таки она мой билет отсюда, и мне необходимо её беречь, но наш сегодняшний разговор, насколько он нас сблизил? А ещё постоянные физические контакты с ней, сначала я столько носил её на руках, но это можно не считать, всё-таки, экстренная ситуация, будь на её месте Старик, я бы его так же носил. Хотя…точно, она ведь тогда на лестнице уткнулась мне в шею своим мокрым носиком! Ведьма! Натурально - ведьма, я невольно усмехнулся, одним этим маленьким незначительным жестом зачаровала меня и теперь у меня жгучее желание быть рядом и защищать её. Она мне нравится? Определенно нравится. Она понравилась мне вчера? Как симпотная мордашка – да. Вчера же она заставила меня ощутить себя нужным для неё. А сегодня, после нашего разговора, она уже нравится мне как человек. «А ещё её бедро мягкое, теплое и такое приятное на ощупь», подсказал внутренний голос. Я сладко улыбнулся, вспоминая то ощущение, и ведь не поспоришь.
«Спасите наши души! Мы бредим от удушья», и снова в баре рвал глотку Высоцкий, исполняя эту песню с особым надрывом. Эх, мою бы душу кто спас, ведь скоро тоже бредить начну, и кто знает, что хуже, бред от удушья или от влюбленности и гормонов в мозгу. Я ещё немного выпил и убрал фляжку обратно в карман. Пора бы и мне на боковую. Я вернулся в комнату к Златовласке, она похоже быстро уснула и сейчас очень мило посапывала во сне. Не осознавая, что делаю, я подошел к кровати, её лицо было спокойным, таким я видел её впервые, ибо до этого она постоянно или улыбалась смеялась, или грустила и плакала. В голову пришла шальная мысль и я просто не нашел в себе сил ей сопротивляться, была ни была, надеюсь она ничего не заметит…или надеюсь что заметит? Я наклонился к ней, поцеловал в макушку и прошептал на ухо: «Спокойной ночи, златовласая голубоглазая красавица». Её лицо сохраняло всё то же безмятежно-спокойное выражение, ни один мускул на нем не дрогнул, похоже она ничего не почувствовала. Ощутив одновременно и облегчение и разочарование, я отошел к софе и улегся спать на ней.
Развернуть